Медсестра заявила в полицию на убитого пациента

Печать
Медсестра из белгородской больницы заявила в полицию на убитого пациента. 22-летняя Алина К. винит жертву в том, что у нее случилось сотрясение мозга после того как пациент, при проведении процедуры промывания желудка, рефлекторно ударил её ногой в бедро.

В интернете набирает голоса петиция в защиту Ильи Зелендинова, хирурга белгородской больницы №2, «прославившегося» тем, что одним ударом кулака убил совершенно незнакомого ему больного. Полторы тысячи сочувствующих в сети считают, что российских докторов доводят до такой агрессии невыносимые условия работы и наглые пациенты. Но не все же при этом бросаются на людей? Вчера Зеленединову была проведена судебно-медицинская экспертиза на предмет его вменяемости. Ее результаты пока не разглашаются.
Та самая, нетерпимая к боли пациентов, так называемая медсестра Алина:
медсестра Алина
А, между тем, в Белгороде чуть не затравили постороннюю девушку, перепутав ее с Алиной К., той самой медсестрой из-за которой и произошла трагическая драка. Барышни действительно очень похожи, и на страницу в соцсетях другой девушки, тоже медика, начали приходить проклятья в том, чего она не совершала.
Алина — студентка 4-го курса медицинского факультета местного университета. В больнице она работает штатно.
Но насколько она имела право проводить серьезную врачебную процедуру, приведшую к таким страшным последствиям?
Как известно, доктор Зелендинов пришел в неописуемую ярость после того, как медсестра пожаловалась ему на пациента, который якобы ударил ее ногой во время проведения гастроскопии.
Ирина Лочканова, представляющая интересы вдовы погибшего Евгения Вахтина, считает, что в случившемся виноваты все — и Зелендинов, и медсестра, и их коллеги. Она дала интервью «МК».
— Проведена судебно-психиатрическая экспертиза Зелендинова…
— Мы ничего об этом не знаем, только из прессы, следствие нас пока об этом не информировало. Заключение будет позже. Как я думаю, если у подозреваемого есть серьезные изменения в психике, то это должно показать не амбулаторное исследование, а стационарное, которое длится гораздо дольше.
— Но состояние аффекта могут Зелендинову приписать?

смотреть фильмы онлайн

Дарим возможность бесплатного просмотра фильмов на КиноКом. СКАЧАЙТЕ APP Windows PC MAC OSx Linux При просмотре через приложение, платная подписка НЕ потребуется. Приятного просмотра!

— Аффект — это понятие не только медицинское, но и правовое. По тем действиям, что происходили на месте преступления, никакого аффекта лично я не увидела. Времени с момента начала конфликта до убийства прошло достаточно, чтобы остыть. Да и инцидент с медсестрой случился не в присутствии Зелендинова. Поймите, впервые убитый видел своего убийцу в последние 13 секунд своей жизни. Никаких неприязненных отношений, вызвавших такую агрессию, у них быть не могло, так как они друг друга не знали.
— Медсестра проходит по этому делу?
— Как свидетель. Но, насколько нам известно, она уже написала заявление в следственные органы о том, что убитый ее ударил и даже легла в больницу с сотрясением мозга. Хотя на съемке, когда коллеги спрашивают, что случилось, и куда пациент ее стукнул, прекрасно видно, что она показывает не на голову, а на бедро. И в коридоре она рассказывает о том, что она его попросила не дергаться и лежать спокойно, а он шарахнул ногой об стену… Как мне объяснили медики, это все-таки не сестринская, а врачебная обязанность, поставить желудочный зонд. Процедуру должен был делать врач, а не студентка. Есть сведения, что она нарушила технику проведения манипуляции, подала слишком сильный напор воды.
— Как сейчас говорят, у медсестры могли быть «особые» отношения с хирургом Зелендиновым?
— Я не хочу копаться в грязном белье. Не думаю, что это главное. Сейчас в интернете набирает обороты дискуссия: кто виноват? Кто с кем спал или не спал? Какова была личность погибшего? Какое у него социальное положение? Мне очень обидно, что в обществе ценность человеческой жизни стала ставиться в зависимости от этого. Как будто бы простого человека без связей можно убивать… Я понимаю, что многих вводит в ступор абсолютная бессмысленность этого преступления, когда причины убийства настолько дикие, что ничего не понимаешь. Тогда невольно начинаешь перебирать: а, может, жертва сама в чем-то виновата, раз ее так? Попытки очернить личность потерпевшего, как мне кажется, они из-за этого непонимания. Потому что иначе, если все-таки принять как факт, что больного в больнице убили ни за что, тогда это может вообще случиться с любым из нас…
— Вы надеялись на то, что удастся переквалифицировать «Убийство по неосторожности» на более тяжкую «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», где наказание аж до 15 лет лишения свободы?
— Мы надеялись и работали в этом направлении. Но, когда пошли в суд на определение меры пресечения, переживали, что Зелендинова отпустят. Он отрицал любую свою вину. Статья, грозящая ему, была переквалифицирована и благодаря давлению общественности. Сейчас он признает себя виновным по более легкой 109 УК РФ «Убийство по неосторожности». А до этого вообще все отрицал, несмотря даже на видеосъемку.
— Так, может, он не знал о том, что драку пишут камеры?
— Все все прекрасно знали. Тот же Зелендинов, и это слышно на видео, несколько раз переспрашивает: «Камеры пишут?» А затем: «Звук пишется?» О том, что существуют видеокамеры, знают все — и врачи, и пациенты, я сама, когда попадала в эту больницу в качестве больной, слышала от местной охраны такие слова: чтобы после семи вечера никто не приходил, так как все фиксируется.
— Вы говорите, что сами являлись пациентом этой больницы. И как отношение?
— Все было нормально. Пожаловаться не могу.
— Тогда как вы объясните действия персонала, которому было начхать на происходящее?
— Для меня это загадка. 11 минут люди ходят мимо трупа туда и сюда, делают вид, что реанимируют его — судя по тому, что мы наблюдаем, это вообще похоже на инсценировку, а не на реальную помощь, так как выглядит все крайне непрофессионально и неубедительно, без использования специального оборудования, без применения искусственного дыхания. Обратите внимание, Зелендинов Вахтина сначала просто трясет, а затем изображает, что спасет. А затем еще и уборщица уничтожает все следы, моет пол. И до того, как его совпровождающий Александр Авилов не забил тревогу, что человек лежит без признаков жизни, вообще никто к нему не подходил. Возможно, это корпоративиная солидарность, что сейчас защищают Зелендинова. Медики в петиции пишут, что, дескать, это больные виноваты, они доводят врачей до такой агрессии. Мол, пьяные пациенты раньше отправлялись в ЛТП, а теперь этот контингент везут в обычные больницы, где нет ни условий, чтобы привести их в чувство, ни подобающей охраны, и из-за этого доктора звереют. Ах, бедные медики! Не хочешь работать в таких условий — так увольняйся. Хочу, кстати, подчеркнуть, что никаких официальных заключений о том, был ли кто-то из участников конфликта нетрезв в тот вечер, я не видела.
— Второй потерпевший, товарищ убитого Вахтина, Александр Авилов, c ним как обстоят дела? Его ведь тоже сильно избили.
— Потерпевшим Александр был признан совсем недавно. Экспертиза телесных повреждений еще не проведена. Проблема в том, что времени прошло немало… Первую помощь ему оказали медики, после того как Инна, жена Вахтина, метавшаяся в поисках супруга и не имеющая возможность узнать, что же с ним случилось, обратила внимания на то, что он сидит весь в крови в коридоре и до него никому нет дела.






Редакция: СТМ/24
0