Иудейское царство и древняя Русь

Предисловие:

/Мал  — (древлянский князь, в трактовке современной истории, территориально восточная Европа, западная Украина), возглавивший восстание 945 года, в ходе которого был убит князь Игорь. После чего предпринимал попытки женитьбы на вдове Игоря княгине Ольге, посылая к ней сватов.

В иностранных источниках носит имя Мальдитт  Нискинин. С именем Мала также связывают название древлянского города Малин.

Малуша, дочь князя Мала, взятая в полон и ставшая ключницей-рабыней великой княгини Ольги, будущая наложница её сына великого князя Святослава Игоревича, мать Великого Князя Владимира Святого (Крестителя Руси).

«Володимер бо бе от Малуши, ключнице Ользины, сестра же бе Добрыни, отец же бе има Малк Любечанин, и бе Добрыня уй Володимиру» (Цитата из «Повести временных лет»)»/.

Кто-то сказал, что история — это сегодняшняя политика власти, опрокинутая в прошлое. Многочисленные факты такой политики, проводившейся в бывшем СССР Сталиным и его окружением нынче стали достоянием общественности, а в то время подлинные события как недавнего, так и давно минувшего прошлого подавались в искажённом свете. Однако воспроизводилась история в нужном и благоприятном для властей виде, а власти всегда преследовали только свои цели. Особенно это касалось определённых запретных тем и навязываемых ложных мнений. При этом у власть предержащих не возникало проблем с отысканием сведущих специалистов по перекраиванию истории на требуемый лад — услужливых мастеров этого жанра всякий раз находилось в достаточном количестве. Своеобразной иллюстрацией извращения исторических событий может служить история Иудейской Хазарии — средневекового государства на территории бывшего СССР.

Иудейское царство и древняя Русь
Иудейское царство и древняя Русь (Иудейская Хазарии — средневековое государство на территории бывшего СССР.)

Еще, 25 декабря 1951г., в разгар борьбы с космополитизмом, в «Правде» появилась статья некоего П. И. Иванова «Об одной ошибочной концепции». Статья осуждала публикации результатов исследований по истории давно исчезнувших хазар и явилась прологом крестового похода против учёных, преувеличивавших значение хазар в русской истории и принижавших роль русского народа в мировой истории. Выступление «Правды» вызвало замешательство в среде учёных и надолго задержало публикации объективных научных трудов о хазарах.

В 1952 году, вслед за статьёй в «Правде» вышла работа будущего академика Б. А. Рыбакова «Русь и Хазария», изображающая Хазарию маленьким полукочевым паразитическим государством, существовавшим за счёт взимания пошлин с купцов, следовавших через хазарские города. Труд этот на долгие годы предопределил отношение учёных к проблеме Хазарии. А позднее, в 1953 г. Н. Я. Мерперт в статье «Против извращения хазарской проблемы» (в сборнике «Против вульгаризации марксизма в археологии») сформулировал «правильный» взгляд на историю хазар. Между тем, надо заметить, что именно эти работы как раз и извращали подлинную историю хазар, изображая проблему в искажённой, но желательной идеологам той поры трактовке. Раздражение и недовольство освещением истинной истории у тогдашних повелителей мировозрения масс коренилось в том, что хазары были евреями, точнее, прозелитами и исповедывали раввинистический иудаизм. Если бы не этот факт, то и вспоминали бы их в русской истории и публицистике не чаще, чем, к примеру, обров, а полемики об их роли в истории Руси было бы не больше, чем, скажем, о печенегах.

Иудейское царство и древняя Русь
Иудейское царство и древняя Русь

Но реальность такова, какой её создали «неразумные» хазары и спор о них, об их роли в истории Руси (и не только), приобрёл совсем не научный характер. По сути дела, черта проходит между объективным взглядом на исторический процесс и юдофобским. Особенно четко это стало просматриваться после публикаций работ Льва Гумилёва. (Кстати, интервью этого деятеля науки, которое он давал известному Александру Невзорову, мне довелось слышать по ленинградскому телевидению. Гумилёв тогда откровенно высказал недовольство поведением своей матери — поэтессы Анны Ахматовой — за то, что она окружила себя евреями. Он же к этой нации испытывал неприязнь, что и просматривается в его трудах.)

Фактически же хазары создали первое мощное феодальное государственное образование на юге Восточной Европы, включающее территории нынешней южной России и Украины, во времена, когда там ещё не было не только русских, но и вообще славян. Более того, некоторые славянские племена, жившие в районах Волги и Днепра, находились под защитой хазар и платили им дань. Что и говорить, такая истина власть предержащим была не по нутру. Вспомним, что и ныне продолжается спор между норманнистами и славянистами: кто основал Русь — варяги или славяне. А уж когда речь заходит о влиянии на историю Руси евреев, то скепсис охватывает умы в обоих лагерях. Признание воздействия на историю Руси внешних факторов всегда считалось неугодным для властей, но впутывание в этот процесс еврейского элемента было немыслимо, отвратительно (особенно для ультрапатриотов) и потому недопустимо. Читателя, проявляющего интерес к объективной истории, отстраняли от источников, которые могли бы привести его к выводам, противоречащим официозной концепции.

Признаться, мой интерес к истории хазар возник случайно. Как то мне попалась книга Плетнёвой С.А. «Хазары», 1986 г. изд. До этого хазары, как впрочем и печенеги, половцы и прочие исчезнувшие степные народы, меня мало интересовали.

Что касается хазар, то тут обычно всплывали в памяти строки Поэта: «Как ныне сбирается вещий Олег / Отмстить неразумным хазарам, / Их сёла и нивы за буйный набег / Обрёк он мечам и пожарам;» На этом у меня, вероятно, как и у многих советских людей, знакомство с хазарами и заканчивалось.

Так вот, листая книгу Плетнёвой «Хазары», я неожиданно обнаружил, что хазары соблюдали Тору и Талмуд, еврейские праздники, обычаи, исповедывали иудаизм и, вообще, были евреями (может быть поэтому и прозваны Поэтом «неразумными»). Потом, правда, я выяснил, что многие были прозелитами. Плетнёва приводила в книге выдержки из письма еврея Хасдая Ибн-Шафрута, придворного кордовского халифа в середине Х века Абдаррахмана III. Хасдай, чьё внимание привлекли дошедшие до него слухи о реальном существовании иудейского царства где-то в далёких восточных степях, отправил его царю письмо, которое содержало длинный ряд вопросов с просьбой ответить на них. В книге далее приводится и ответ царя, у которого было еврейское имя Иосиф.

Книга меня заинтриговала и процессе ознакомления с материалами я подумал — если это интересно мне, то может оказаться занимательным и для соотечественников — и я дерзнул написать статью. Понятно, что рамках короткой статьи нет возможности изложить трёхвековую историю хазар досконально и с развёрнутыми ссылками на использованную литературу. Поэтому попытаюсь передать прочитанное о хазарах в сжатом рассказе, а источники придётся указывать лишь в отдельных случаях. Однако, если статью прочтёт искушённый читатель, тем паче специалист — он без особых затруднений поймёт, откуда я черпал те или иные факты.

Хочу сразу заметить, что многие люди сегодня даже не подозревают о той значительной роли, которую сыграла Хазария в мировой истории, а также в истории России и в истории евреев. Время существования Хазарии было настолько успешным и благоприятным для евреев средних веков, что может быть с некоторым допущением приравнено к «Золотому Веку» в средневековой Испании. Хазария была надёжным местом, где евреи-беженцы спасались от преследований, которым они подвергались в Византии и в Персии.

Итак, кто такие были хазары, откуда они пришли, когда и как стали евреями и куда они делись и, наконец, на каком языке они говорили?

Позволю себе сперва привести цитату: «Необыкновенным явлением в средние века был народ хазарский. Окружённый племенами дикими и кочующими, он имел все преимущества стран образованных — устроенное правление, обширную цветущую торговлю и постоянное войско. Когда величайшее безначалие, фанатизм и глубокое невежество оспаривали друг у друга владычество над Западной Европой, держава хазарская славилась правосудием и веротерпимостью, и гонимые за веру стекались в неё отовсюду. Как светлый метеор, ярко блистала она на мрачном горизонте Европы и погасла, не оставив никаких следов своего существования». Так в 1834 г., известный российский учёный — востоковед В.В. Григорьев сформулировал свою концепцию о хазарах, основываясь на исследованиях письменных арабских источников VIII-X вв.

Здесь надо отметить, что Хазарией российские историки XIX и начала ХХ- веков интересовались постольку поскольку она затрагивала историю России. При этом, в дореволюционной русской историографии XIX-го в. сформировался взгляд на положительную роль хазар. Историей собственно Хазарии начали интересоваться уже в СССР, т. е. лишь в XX в., хотя первые труды о хазарах появились в Германии и Скандинавских странах ещё во второй половине XVIII века, а во второй половине XIX века, в пору возникновения идеологии сионизма, появилось немало трудов по истории евреев, в том числе о хазарах.

Хазары играли существенную роль в истории Византии, Арабского халифата и народов Закавказья, а также древней Руси, втянутых в сферу интересов созданной хазарами империи. Это обусловило появление обширных сведений о хазарах, сохранившихся в древних хрониках, летописях, в географической и исторической литературе народов этих стран. Таким образом, нашими не очень богатыми сведениями о хазарах мы обязаны средневековым арабским путешественникам и византийским источникам. Что же касается русских (славянских) летописей, то они содержат весьма скудные и неточные материалы о хазарах, хотя изначально история Руси была тесно связана с Хазарией. Объясняется это тем, что русские летописцы писали о хазарах только по смутным устным преданиям, дошедшим до летописца через ряд поколений, поскольку становление Руси как таковой, и создание летописей началось когда Хазария как держава уже исчезла с политической карты Европы. Так, «Повесть временных лет», где впервые упоминается о хазарах, писалась Нестором в 1116 г., тогда как Хазария перестала существовать как единое государство к концу Х века, т. е. за полтора века до составления летописи.

В настоящее время в дополнение к письменным источникам исследователи располагают большим количеством археологических находок, связанных с хазарами. Письменные же источники, оставленные самими хазарами, довольно скудны. В распоряжении историков имеются лишь несколько писем на еврейском языке, известных как «Еврейско-хазарская переписка в Х в.». В переводе на русский язык эти письма были изданы в Ленинграде в 1932 г. П. Коковцовым. Переписка ведётся между евреем Хасдаем Ибн-Шафрутом, визирем кордовского халифа Абдаррахмана III, и царём Хазарии Иосифом (о чём упоминается выше). А функции почтальонов выполняли заезжие купцы.

О происхождении хазар существуют разные версии. Если верить ответному письму царя Иосифа в Испанию, Хасдаю Ибн-Шафруту, хазары ведут свой род от Тогармы (по Библии — сына Ноя Иафета, прародителя тюркских народов). У Тогармы было 10 сыновей, и 7-ой из них имел имя Хазар. Древние греки и некоторые исследователи позднейших эпох связывают хазар с гуннами (хунну) — древним кочевым народом, пришедшим из северных областей Китая в конце IV в., а название «хазары» производят от китайского к`о-са — имени одного из племён этого народа. В то время полчища гуннов захлестнули Центральную Азию, Сибирь, степи Приуралья, Восточную Европу, покорили и вобрали в себя множество тюркоязычных, ираноязычных, угорских и других племён, создав гигантскую державу.

В пёстром cплаве этих племен, кочевавших в пределах южнорусских и прикаспийских степей и Северного Кавказа, постоянно пополнявшемся новыми приливами кочевников, вчерашние победители могли исчезнуть или, смешавшись с аборигенами, выступить под новым именем. В такого рода смешении народностей, по-видимому, и зарождалось племя хазар. А их колыбелью, по утверждению древнеармянских историков, были прикаспийские степи Северного Предкавказья, примерно на землях нынешнего Дагестана.

Само же название «хазары» впервые появилось в VI веке. Но вот, в V в. исполинская империя гуннов начала распадаться, и тогда стали появляться разнородные племенные союзы. Последствием этого процесса стало появление на азиатском континенте во второй половине VI века двух новых гигантских держав — Восточнотюркского и Западнотюркского каганатов. Западный каганат, который, собственно, нас и интересует, возглавлялся одним из сильнейших тюркских родов — родом Ашина. Именно в этом каганате в 620-х гг. в степях Восточного Предкавказья сформировался тюрко-хазарский племенной союз как самостоятельное политическое образование. Управлялся Западнотюркский каганат своеобразно: во главе был верховный правитель, называвшийся «каган» (кахан, или хакан — хан ханов), обладавший божественной силой, но, возможно, не имевший реальной власти, и царь, фактически управлявший страной и армией, которого различные документы называют по-разному: «каган-бек», «бек», «шад», а по арабски «малик» (царь). Хазары со временем стали главной силой армии каганата. Впоследствии среди тюрок разразилась междоусобица, которая в 650-х гг. закончилась полным крахом тюркской державы, на развалинах которой в качестве полноправного политического наследника возник Хазарский каганат со столицей Беленджер (на берегу реки Сулак). При этом хазары объединились с другими небольшими родственными племенами и заняли главенствующее положение в коалиции, а поскольку были наиболее многочисленными, то все они стали называться хазарами. Сохранившиеся после гибели Западнотюрского каганата члены некогда могущественного тюркского рода Ашина осели у хазар и основали новую правящую династию. Как прямые наследники Тюркского каганата, хазары заимствовали оттуда дуализм верховной власти и множество элементов культуры. Своё государство назвали каганатом, а правителя каганом, который управлял страной совместно с царём.

Обретя самостоятельность, хазары унаследовали не только государственные традиции, но и международный авторитет тюркской державы, и потому стремились к возрождению её былого могущества. А для этого хазарам необходимо было быстрое увеличение своей мощи, в частности, за счёт присоединения соседних племён и их территорий.

В первую очередь это коснулось их ближайших соседей и родственников — булгар, которые соседствовали с хазарами в районе Ставропольской возвышенности и здесь первыми почувствовали на себе их удары. Потерпев поражение, часть булгар (болгар) покорилась и составила группу подвластных хазарам Кубанских булгар. Память о них сохранилась в названии племени балкарцев, живущих ныне на Северном Кавказе. Булгары, не пожелавшие подчиниться хазарам, бежали из своей страны, часть — на север, вверх по Волге (где впоследствии образовали Волжскую Булгарию — нынешние казанские татары), другая же часть двинулась на запад, в пределы Византийской империи, на берега Дуная, где они основали новое государство — Дунайскую Болгарию. (Здесь этот тюркоязычный народ претерпел коренные изменения: смешался с южными славянами, утратил родной тюркский язык, а затем и вовсе превратился в славян, и передал новому народу своё имя — болгары).

Затем хазары захватили часть Крыма, а потом неоднократно вторгались в Закавказье. После разгрома хазарами Великой Булгарии в Приазовье, примерно в 680 г., Хазарский каганат стал крупнейшей и мощнейшей державой и главной политической силой на юге Восточной Европы и к VIII веку утвердил на обширной территории свою гегемонию. На востоке каганат граничил с Хорезмом, т.е. владел Мангышлаком, Устюртом и всеми степями Южного Приуралья вплоть до восточного побережья Аральского моря. На юге пограничным городом был Дербент, знаменитая стена которого отделяла Закавказье от Хазарии, включающей весь Северный Кавказ, Азовское море, большую часть Крыма с приморскими городами и Причерноморские степи до Днестра и Карпат. На севере каганату принадлежали верховья рек Эмбы, Урала, Волги, Дона, Днепра и степные пространства между ними.

Однако господство каганата распространялось далеко за пределами т. н. Внутренней Хазарии, где в разные времена существования Хазарии проживали булгары, аланы, буртасы, косоги (черкесы), сувары, гузы, мордва-эрзя, мари (в верховьях Волги и Камы), черемисы, радимичи (в бассейнах рек Сож и Днепр), вятичи (в бассейне Оки), северяне (в бассейнах Десны и Сейма), поляне (в местах вокруг среднего Приднепровья), крымские готы, кавказские горцы, хорезмийские иранцы-аорсы, мадьяры-венгры. Все они находились под защитой каганата, выплачивали ему дань, сохраняли свою местную систему власти, суды и вероисповедание. Каспийское море называлось тогда Хазарским, Крым — Хазарией, а Днепр — «Израй-река» .

Российские историки (Н.М. Карамзин, В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов) отмечали, что когда Хазария покорила славянские племена, то это не угнетало их, потому что иго завоевателей не было тяжёлым для славян. Во всяком случае, описывая бедствия, которые приходилось терпеть славянам от жестоких обров (аваров), покоривших их во второй половине VI века, ничего подобного русские летописи не говорят о хазарах, не стеснявших их свободу, что показывает хазар как народ с достаточно гуманными обычаями. Этот же факт выразил в своём письме в Испанию еврею Хасдаю Ибн-Шафруту царь Хазарии Иосиф: «Голос притеснителя не слышен среди нас…». Напротив, покорение славян открыло для них лёгкий доступ на хазарские рынки и втянуло славян в торговлю с Востоком. Многочисленные клады арабских монет, находимые в разных местностях России, свидетельствуют о развитии этой торговли в VIII-X вв. «В эти именно века Русь находилась сначала под прямою хазарскою властью, а затем под сильным хазарским влиянием» — писал в 1910 г. С. Ф. Платонов. Византийская империя граничила с Хазарией в Крыму и долгое время находилась с ней в союзе. В VII в. Хазария появляется «в истории византийской с великим блеском и могуществом» (Н. М. Карамзин) в царствование императора Гераклия (610-641), который постоянно воевал с Персией — непримиримым врагом Византии.

Каган даёт многочисленное хазарское войско в помощь императору (он же из благодарности возложил Диадему Царскую на хазарского кагана, назвав его сыном своим) и Гераклий с хазарами два раза входит в Персию (Сасанидский Иран). Затем Византия опирается на каганат в борьбе с гораздо более опасными врагами — арабами. Хазары порой играли важную роль даже в событиях внутренней истории Византии. Так, император Юстиниан II, свергнутый с престола Тиверием, провёл в Хазарии годы своего изгнания и женился там на дочери кагана. А в 711 г. хазары сыграли существенную роль в борьбе за власть в Византии — поддержали мятеж херсонесцев против того же Юстиниана II и помогли их предводителю Вардану-Филиппу стать императором Византии.

В 732 г. в знак признания величия Хазарского каганата император Лев женил своего сына, царевича Константина Кипронима, на княжне хазарской Чичак — сестре кагана, получившей при крещении имя Ирина. Их сын, император Лев VI, имел прозвище Хазарин. В знак своего почтения к каганату византийские императоры одевались в некоторые торжественные дни в хазарские одежды. Из хазар состояла и императорская стража. Всё это показывает, что отношения между державами были довольно тесными и, как говорится, на равных.

Хазары считали себя родственными по происхождению с уграми, аварами, булгарами, савирами. Язык хазар, как свидетельствуют арабские авторы, был сходен с языком булгар, с которыми они были наиболее близки этнически (хотя и враждовали). Лингвисты относят этот язык к западнотюркской группе языков, осколком которой сегодня является чувашский язык. Сперва хазары исповедовали язычество (шаманизм), говорили на тюркском языке и были кочевниками. Потом, как мы увидим, хазары восприняли иудаизм, ислам и христианство, говорили на хибру и славянском и осели в городах.

Первая столица Хазарии — Беленджер, находилась на реке Сулак, в нынешнем Дагестане. О мощных укреплениях этого города писали арабы, понёсшие при его штурме огромные потери. В 720- х гг. хазары перенесли свою столицу в Семендер, второй по величине город Хазарии, который находился в районе нынешней Махачкалы. В 750-х гг. хазары снова перенесли столицу, на этот раз в г. Итиль, который находился в дельте р. Волги (также носившей имя Итиль), несколько южнее нынешней Астрахани. Итиль оставался столицей Хазарии по меньшей мере ещё 200 лет. В начале X в. население Итиля, как и других городов Хазарии, в большинстве состояло из мусульман и евреев. При этом в Итиле сложилась наиболее крупная еврейско-хазарская община. Итиль состоял из двух основных частей — восточной и западной, а также острова, на котором находился дворец кагана. Восточная его часть, называвшаяся в арабских и персидских источниках Хазаран или Хамлих, была крупнейшим международным торговым центром. В ней жили купцы из разных стран. Западная часть столицы, именовавшаяся в тех же источниках Саригшин, была значительно больше восточной, в ней были сосредоточены основные религиозные и политические учреждения, а также дом хазарского царя и жилища хазар-иудеев. Проживали в городах также христиане и язычники.

В городах, особенно в столице, было много мечетей и синагог, но уже встречались и церкви. Города были богаты и многолюдны, славились своими цветущими садами и виноградниками, а также своим купечеством, имели много рынков, где жители интенсивно обменивались товарами, а также продавали их за деньги, которые уже имелись у хазар. Хазары занимались земледелием, разведением винограда, рыболовством и торговлей. Зиму они проводили в городах, а на лето перебирались в степь к своим лугам, садам и трудились на полях. «Каждый год, с месяца Нисана, царь с огромной свитой и рабами отправляется в длительную кочёвку по своему владению. Осенью он возвращается в Итиль»- писал царь Иосиф Хасдаю Ибн-Шафруту.

Через всю территорию Хазарии пролегали торговые пути: «из немцев в хазары» через Регенсбург, Прагу, Краков и Киев; по Каспию и Волге проходил основной путь, связывающий страны арабского Востока с Балтикой и Скандинавией; от Нижней Волги в Среднюю Азию и на Урал вели караванные пути. Заняв Крым и Тамань, хазары установили контроль над значительной частью черноморской торговли. По Чёрному морю и Дону шёл отрезок Великого шёлкового пути (поставлявшего шелк, пряности и предметы роскоши из Китая в Византию), а также путь «из варяг в греки», дороги из азиатских стран в страны Средиземноморья и Месопотамии. Из земель Восточной Европы, находившихся под хазарским контролем, вывозились меха горностая, соболя, белки, бобра и лисы, а также воск, мёд, рыба и рыбий клей, крупный рогатый скот и рабы.

Стоящие на торговых путях хазарские города имели, естественно, большое хозяйственное значение и влияние. С иноземных купцов взимали пошлины за всякий товар, провозимый в любую сторону. Города были важными рынками, на которых торговали купцы азиатские с европейскими, и в то же время сходились мусульмане, евреи, язычники и христиане. Транзитная торговля в IX-X вв. была в руках еврейских купцов, т.н. «Раданитов» (знающих путь). Еврейско-хазарские купцы входили в это сообщество как неотделимая его часть и вели торговлю на территории Восточной Европы, а порой и Константинополя, Кордовы и Александрии, а изъяснялись они на славянском языке.

Арабские географы IX-X вв. приводят список известных им крупных хазарских городов. Среди них Саркел (белый дом, гостиница), Байда, Савгар, Старый Херсон, Куфут-Кале, Феодосия, Фанагория (Таматарха, позднее Тмутаракань, а теперь Тамань), Киев и др. Современники, писавшие о Хазарии, отмечали наличие значительных еврейских общин в хазарских городах.

Здесь нельзя не сказать о городе Киеве, известном как «Мать городов Русских». Возникновение Киева относится к началу VIII в., когда эти места были подвластны хазарам, а населяли их тюркские и иранские племена. Нынче известно, что русы захватили хазарский Киев лишь в 910-х гг. Основание Киева приписывается легендарному князю полян Кию, в некоторых работах (например, «Начало русской историографии» М. Н. Тихомирова, 1960 г.) Кий признан реальным лицом из славянского племени и резко «удревлён» — помещен — как и основание Киева — в V-VI век! Эта точка зрения была в СССР признана официальной, результатом чего стало пышное празднование в 1982 году 1500-летие Киева. Однако, известно, что Кий и его братья Щек и Хорив впервые упомянуты как основатели Киева в «Повести временных лет» и являются героями мифологического эпоса восточных славян.

НЕ УПУСТИ ВОЗМОЖНОСТЬ! СМОТРИ КИНО С МАКСИМАЛЬНО ВОЗМОЖНЫМ КАЧЕСТВОМ и КОМФОРТОМ. СКАЧАЙ ПРИЛОЖЕНИЕ ОНЛАЙН-КИНОТЕАТРА КИНОКОМ Windows PC MAC OSx Linux ВЕСЬ МИР КИНО БУКВАЛЬНО В ПАРЕ КЛИКОВ. ПРИЯТНОГО ПРОСМОТРА!

При этом ряд учёных, в том числе проф. М. И. Артамонов, отмечают, что имена мифических братьев не носят никаких признаков славянской принадлежности. Так, гипотеза об иранских корнях имени легендарного Кыя (Кия из русской летописи) получила развитие в советской историографии (см. Топоров В. Н. «Об иранском элементе в русской духовной культуре» 1989). А Омельян Прицак (американо-украинский востоковед, профессор Гарвардского университета) на основе анализа древнерусских источников и трудов ал-Масуди (арабского литератора, историка и географа X в.) показал, что Киев, как город и поляне с левого берега Днепра, как клан Кия, связаны с хазарами, а имя Кий (Kuya) является хорезмийским, относящимся к восточноиранским языкам. Носитель этого имени, согласно этим источникам, был хазарским вазиром (военачальником).

В это время по Днепру проходила хазарская граница, и Киев был заложен как хазарский гарнизонный город (крепость). Регулярная хазарская наёмная армия, защищавшая западную и северную границы, была, как известно, укомплетована мусульманами восточноиранского происхождения. Всё это ставит под сомнение существующую версию об основании города Киева славянами. И уж вовсе не русскими, ибо речь может идти только о русах, т. е. варягах, которые к основанию Киева вообще не имеют отношения. О русах летописец рассказывает: два боярина знаменитого Рюрика — Аскольд и Дир, отпросились у него в Грецию (с популярной тогда целью — ограбить город) и отправились с родом своим к Царьграду (Константинополю), пошли по Днепру и увидели городок на горе. Жители им сказали, что город называется Киев и они платят дань хазарам. Городок боярам понравился, они там остались, стали предводителями довольно многочисленной «шайки» (Н.М. Карамзин) и летом 860 года (дата из византийских источников) предприняли грабительский поход на Константинополь.

Между тем, историки высказывают сомнение даже относительно того, были ли Аскольд и Дир действительно соправителями и современниками, или же таковыми их сделал киевский летописец, писавший приблизительно спустя два столетия после их гибели — убийства князем Олегом, пришедшим к стенам Киева с огромной дружиной и выманившим их за пределы городской стены.

Очевидной и существенной для обоснования решения проблемы в пользу еврейско-хазарского основания Киева является, отмеченное ещё в 1924 г. Г.М. Барацем, совпадение имени Хорев с наименованием библейской горы Синай в Синайской пустыне, на которой Моисею явился Б-г в пламени горящего тернового куста («неопалимая купина»), о которой в Торе сказано: ⌠А Моше пас скот тестя своего Итро, правителя Мидьяна, и погнал он скот на ту сторону пустыни, и дошёл до горы Всесильного, до Хорева.■ (Исх. 3 : 1). Это позволяет допустить, что имя киевской горы «Хоревица» возникло ещё в дохристианский период. Оно было перенесено еврейско-хазарской общиной с известных ей легендарных топонимов на киевские реалии, а славянские жители Киева сохранили это название. Древнее имя Киева «Самбатас», которое находим у Константина Багрянородного, также происходит от еврейско-хазарского корня и восходит к названию реки Самбатион («Субботней» реке талмудических легенд: эта река на краю ойкумены в субботний день пребывает в покое, а на берегу её проживает праведная еврейская община). Окраинное положение киевской общины, видимо, способствовало такому наименованию. Окончательная форма названия этого города — Kuyaba — встречается в первой половине X в.

В хазарские времена в Киеве существовала большая еврейская община, которая имела обширные связи с единоверцами разных стран и славилась своей учёностью. Первый документ, в котором встречается упоминание о Киеве, был написан евреями города, в котором сидел хазарский наместник. Это письмо членов общины, найденное в генизе (хранилище для неиспользуемых книг и рукописей, в которых упоминается Б-г) древней синагоги города Фустат-Миср, столицы средневекового Египта. Письмо в 1896 г. нашёл учёный и путешественник Соломон Шехтер и передал его в библиотеку Кембриджского университета в составе коллекции подобных манускриптов, где оно пролежало до нынешних времён. Это письмо является автографом, подлинным документом, а не позднейшей копией и явно написано хазарскими евреями, проживавшими в Киеве в первой половине X в. Документ составлен на прекрасном литературном иврите, в нём упоминается этот город, он подписан евреями, носящими как хазарские, так и еврейские имена, и имеет приписку должностного лица города на хазарском языке, написанную тюркскими рунами, означающую «Я прочёл (это)», что свидетельствовало о достоверности документа при использовании в путешествии. В Кембриджской университетской библиотеке письмо было обнаружено в 1962 г. Н. Голбом, исследовано им и опубликовано в 1982 г. в Лондоне. Письмо убедительно опровергает распространенное среди некоторых советских учёных мнение, что известные источники об иудаизации хазар являются подделками. О том, что в Киеве жили иудео-хазары, свидетельствуют и топонимические термины: «козары», «хазарские ворота», «жидове», «жидовские ворота», упоминаемые в русских летописях в 1146 и 1151 гг.

Хазарские города управлялись наместником (правителем), который назывался «тудун». Он был обязан следить за местным управлением и за налогами, поступающими в казну кагана. В городах также правили ещё и судьи. Хазары были известны своей справедливостью и веротерпимостью, поэтому судей было много и судили они по разным законам — христиан по христианскому, евреев по Торе, а мусульман по Корану, язычников же — по обычному праву, т.е. по законам общины. В столице хазары учредили верховный суд, состоящий из семи членов. В этом органе была представлена каждая религия: два еврея, два мусульманина, два христианина и один язычник.

В начале VIII в. хазары сталкиваются с арабами в сражении за владение Восточным Закавказьем. Арабы к этому времени уже завоевали Афганистан, Бухару, Самарканд, значительную часть Византии и часть Грузии и, продолжая поступательное движение ислама, создали небывалую по величине мировую империю — Арабский халифат. Тем не менее, на Кавказе победоносное продвижение арабов было остановлено хазарами. Арабский наместник Армении Джеррах в 722 г. выступил с мощной армией против хазар. Так началась длившаяся более полутора десятилетий, война арабов против Хазарского каганата. В 730 г. в тяжелейшем двухдневном сражении у стен столицы кавказской Албании — Ардебиля — хазары разбили арабов и практически уничтожили их армию. Погиб и Джеррах. Хазары тогда не только одержали победу, но и преследовали арабов вплоть до Мосула в северном Ираке. Слух об этих победах разнёсся по всей Азии. О победах хазар узнали и в Византии. Последствия этой войны для всемирной истории трудно переоценить — с этого времени Кавказ стал северной границей распространения ислама и арабских завоеваний. Однако хазары, воодушевлённые победами, рассеялись по стране, а арабы, собравшись с силами, вновь двинулись на Хазарию. Во главе арабской армии теперь стоял один из самых известных и удачливых арабских полководцев — Мерван , двоюродный брат халифа. Преследуя армию кагана вверх по берегам Волги, он в 737 г. разгромил её, внезапно напав ночью. Всё же, несмотря на эту победу арабов, Хазария не стала вассалом халифата. Арабы, не обладая достаточными силами, вернулись в свою страну и больше с хазарами не воевали, а каганат через несколько лет вновь окреп. В 762 г. хазары опять вторглись в Закавказье, а в 764 г. взяли Тбилиси и разграбили его. VIII в. стал вершиной мощи Хазарского каганата. К этому времени усилилось его международное влияние и авторитет. Лучше всего об этом свидетельствуют взаимоотношения каганата с Византией, о чём я писал выше.

Необычайный интерес к хазарам всегда возбуждал уникальный в истории факт принятия ими иудейской религии. Обращение хазар в иудаизм представляло явление невероятное, особенно в средние века, когда евреи и их религия повсеместно подвергались гонениям. В первой половине VIII в. перед каганатом встала дилемма: принимать либо навязываемое Византией христианство, либо ислам, к которому склоняли арабы. При этом было понятно, что, поскольку обе религии претендовали на вселенскую роль, то и предопределяли бы зависимость хазарии от Византии или от арабского халифата. Хазары, как мы уже знаем, выбрали третью монотеистическую религию, а именно иудаизм, которая создавала им условия для независимого существования и вхождения каганата в круг средневековых цивилизаций как равноправной державы.

Как же случилось, что хазары облюбовали религию евреев? Надо сказать, что на этот счёт существует замысловатая смесь легенд и фантазий. Здесь присутствуют и традиционные диспуты религий, и вещие сны, и чудесные исцеления, и прочие чудеса. Все эти легенды с разными нюансами известны, похожи и применялись в подобных ситуациях повсеместно (вспомним принятие христианства Константином в Риме, или Владимиром в Киеве) и потому поверить в них трудно, а рассказывать и вовсе смысла нет. Лучше попытаемся взглянуть на ситуацию с евреями на территории Хазарии и её ближайших соседей, существовавшую в те cтародавние времена.

Из истории древнего мира нам известно, что античная колонизация побережья Понта Эвксинского (Чёрного моря) началась, где-то в VI-V вв. до н. э. Тогда выходцы из Милета, Гераклеи Понтийской и других центров Малой Азии основали поселения в Крыму, на Кавказе и в других местах черноморского побережья. Эти поселения со временем выросли в крупные города и государства и никогда не разрывали связи со своими метрополиями — Грецией и Римом.

После разрушения первого Иерусалимского храма, во времена ассирийского и вавилонского пленения, когда зародилась еврейская диаспора, значительное число евреев перебралось в Малую Азию. Они здесь обосновались почти во всех городах и сельских поселениях, сравнительно быстро адаптировались, усвоив язык, заимствуя одежду, а зачастую имена и некоторые обычаи греков. Об этом свидетельствуют философ Филон Александрийский, географ Страбон и другие. Многие евреи торговали с колониями Кавказа и Крыма, приезжали туда как купцы и со временем оседали там. Подтверждают это и археологические находки, в частности, каменные надгробия с изображением меноры (семисвечника), пальмовой ветви (лулав), изогнутого рога (шофара), обнаруженные в Крыму. Там же найдены юридические акты об отпущении рабов на волю под опёку еврейской общины, что служит доказательством существования там таковых. Все памятники датируются I-IX вв.

Поскольку евреям не в диковинку менять место жительства, то вскоре они составили значительную часть населения греческих колоний. Много евреев перебралось на побережье Чёрного и Азовского морей и из Византии. Значительная еврейская эмиграция шла также на Кавказ и к северным берегам Каспия из Персии. Два этих переселенческих потока, шедших с востока и запада, пересекались где-то посередине — на низовьях Днепра, Дона и Волги, впадавших в Чёрное, Азовское и Каспийское моря, писал крупнейший еврейский историк С. Дубнов. Особенно усилился поток евреев в Хазарию уже как беженцев в результате бесчеловечных преследований их и травли в Византии, начатых ещё в двадцатых годах VII в. императором Ираклием, а потом повторившееся с ещё большей жестокостью в 723 г. при Льве II.

На Кавказе евреи также жили издревле, ещё до проникновения туда арабов. Сюда заставили их бежать гонения со стороны Сасанидского Ирана. В первой половине VI в., после подавления (около 530 г.) вспыхнувшего при шахе Каваде востания, которое возглавил его визирь Маздак (the Mazdaq rebellion) и к которому примкнула часть еврейского населения Персии, — евреи, сторонники Маздака, бежали в Палестину и большая часть на Кавказ. Все эти группы евреев, нашедшие пристанище на землях Хазарии, а также купцы, имевшие в Хазарии свои резиденции, составляли существенную часть населения хазарских городов, тесно общались с местными хазарами и «породнились с ними, всегда выходили вместе с ними на войну и стали одним народом»- писал неизвестный хазарский еврей в X в. (т. н. Кембриджский документ). Арабский автор al-Dimashqi (1256-1326) писал, что эти беженцы евреи предложили тюркским хазарам свою религию, и что хазары «нашли её лучше своей собственной и приняли её».

Нельзя исключать и возможность зарождения иудаизма среди хазар в результате смешанных браков с евреями. Известно, что евреи, участники маздакитского движения, бежавшие на Кавказ, не строго придерживались традиционной обособленности. Первым каганом (царём?), перешедшим в иудаизм, был Булан. Совершилось это приблизительно в 730 г. Однако, со временем хазары-иудеи забыли свои обычаи и закон, «только завета обрезания они держались и некоторые соблюдали субботу» — писал тот же Кембриджский аноним.

Тем не менее, при кагане (царе?) Обадии произошло окончательное и официальное утверждение иудаизма в Хазарии. Это случилось предположительно между 799 и 809 гг. По материалам арабского автора ал-Масуди, иудаизм стал господствующей религией в Хазарии со времён халифа Харун-аль-Рашида, правившего в 786-809 гг. Хазарская знать и множество простых людей также приняли иудаизм. В ответном письме хазарского царя Иосифа в Испанию еврейскому сановнику Хасдаю ибн-Шафруту об этом говорится следующее: «После этих событий воцарился из сыновей его сыновей царь по имени Обадья… Он поправил царство и укрепил веру согласно Закону и правилу. Он выстроил дома собрания (т.е. синагоги) и дома учения (т.е. йешивот, хедеры) и собрал множество мудрецов израильских , и они объяснили ему 24 книги (Священного Писания), Мишну, Талмуд и весь порядок молитв, принятых у хазанов…» После этого Иосиф приводит список хазарских царей, завершающийся его именем. Вот этот список: Езекия, Манассия, Ханука, Исаак, Завулон, снова Манассия, Нисси, Менахем, Вениамин, Аарон, Иосиф. «Все мы — царь, сын царя. Чужой не может сидеть на престоле наших предков…», продолжает царь Иосиф. В сочинениях арабских авторов IX в. говорится: «Все хазары и их царь иудеи» (Jacut), «Хазары все евреи, именно они в недавнее время приняли иудейство» (Ал-Факих). «И стали приходить иудеи из Багдада и Хорасана и земли греческой, и поддержали людей страны, и те укрепились в завете Отца множества»- писал царь Иосиф в ответе испанскому сановнику.

Здесь надо заметить, что все авторы, посещавшие хазарские города и оставившие потомкам свои записи и отчёты, говорят о наличии в этих городах, наряду с мечетями, большого количества синагог, еврейских школ, и, наконец, судов, где были представлены и судьи-иудеи. Самая древняя из сохранившихся на территории б/СССР и самая величественная на тот момент синагога была построена в Каффе (Феодосия) в начале X века. Всё это убеждает нас в многочисленности проживавших в Хазарии иудеев. Поэтому мне представляется нелепым, утверждение некоторых советских историков, ограничивающих число хазар, принявших иудаизм, каганом и его семьёй, иногда присоединяя к ним аристократическую верхушку каганата, а евреев, нашедших пристанище в Хазарии, и простых хазар, принявших иудаизм, вообще не упоминают.Так, профессор Артамонов пишет: «Часть господствующего класса хазар исповедывала иудейскую религию… Особенно много было мусульман… Следующее по численности место за мусульманами занимали в Хазарии христиане.» Аналогичного мнения придерживается и Лев Гумилёв, когда безапеляционно утверждает, что «…правящая верхушка Хазарии, чуждая народу по крови и религии, богатела за счёт торговли, опираясь на наёмных гвардейцев-туркмен». Хочется спросить: а где же евреи, для которых в городах Хазарии существовало «много синагог, йешив и хедеров, а так же судей-евреев»?

О том, что не все хазары были евреями по крови мы уже знаем, но надо признать, что изрядный процент хазар-евреев — беженцев из разных стран, были несомненно евреями по крови. Что же касается хазар-тюрок, исповедовавших иудаизм, которых Тора называет «герим» (ед. ч. гер — пришелец, нееврей, перешедший в иудаизм), то о них в талмуде сказано — «гер является евреем в полном смысле слова и обязан выполнять все заповеди». А в Торе сказано: «Один Закон да будет для жителя и для пришельца, живущего среди вас» (Исх. 12:49). Если учитывать это, становится непонятно — откуда Артамонов почерпнул мысль, что «последовательные талмудисты считали исповедующих иудейство иноплеменников «проказой Израиля»? Между тем, нам известны имена геров, пользовавшихся колоссальным почётом и уважением у еврейского народа. Среди них один из величайших законоучителей еврейского народа — р. Акива, а также Онкелос, Шмайя, Автальон, р. Меир и другие. Можно ещё напомнить, что прародительница царя Давида — Руфь была моавитянкой, а царь Ирод Великий происходил из идумеев — народа, целиком перешедшего в иудаизм. Герами были также субботники в Воронежской области, репатриировавшиеся в Израиль в 1970-80-е гг. Хотя с Артамоновым можно согласиться в том, что «иудейская религия не была прозелитической» и, добавим, в этом отношении коренным образом отличается — как от христианской, так и, в особенности, от мусульманской (для которых было характерно принудительное обращение) религий, всё же добровольное обращение в иудаизм всегда существовало. В Хазарии этот процесс продолжался и в дальнейшем, по крайней мере до 945 г. Способствовала этому и веротерпимость со стороны властей и населения. Здесь уместно высказать несогласие с профессором Артамоновым, который пишет, что в результате перехода в иудаизм Хазария «стала монархией, покорной царю, чуждому народу по культуре и религии. Хазарские христиане, мусульмане и язычники оказались в оппозиции правительству и подчинялись только силе. Положение оказалось безвыходным ещё и потому, что свойственная иудаизму исключительность не допускала обращения в государственную религию широких народных масс и обрекала их на беспросветное прозябание в качестве вечных налогоплательщиков и запуганных слуг своих жестоких господ.» (курсив мой- Г. В.). Зная выдающегося археолога М. И. Артамонова (1898-1972) как объективного ученого, много сделавшего для изучения хазарского периода и влияния хазар на Русь, трудно поверить, что эти слова принадлежат ему. Тем более, что его капитальный труд о хазарах редактировал и составлял примечания Л. Н. Гумилёв (называвший в своих трудах Артамонова другом и учителем). Рука Гумилева чувствуется в разбросанных по тексту обличениях иудеев-эксплуататоров, тлетворной роли иудаизма и паразитического характера хазарского каганата.

Но вернёмся к иудаизму хазар. Заслуживает внимания сообщение царя Иосифа, что сведения, приводимые им в письме, «мы нашли в родословных книгах наших предков». В начале письма также говорится о книгах: «Это было сохранено в наших книгах, известно всем старикам нашей страны…» В другом месте он поверяет: «У меня записано». Всё это убеждает нас, что у хазар была и письменность, и книги, и грамотность. Существование письменности подтверждается и археологическими находками. Причём письменность, как свидетельствует арабский автор X в. Ал-Фихрист, была на иврите. На иврите были написаны священные книги, составлялись торговые и юридические документы, а также официальные хроники, на которые ссылается царь Иосиф в своём письме.

Во второй половине X в. начался упадок русской торговли с Византией, а хазары ослабели от упорной борьбы в ежегодных походах против нового кочевого племени — печенегов, появившихся на западной границе Хазарии в конце IX в. и побуждаемых Византией к нападениям на иудео-хазарский каганат. Дата появления русов в Среднем Приднепровье окончательно не установлена. Однако, учитывая, что царь русов в Куябе (Киеве) в текстах арабских географов (ал-Балхи) впервые упоминается около 920 года, датой захвата русами хазарского Киева можно считать 910-е гг. Первый серьёзный конфликт хазар с русами произошёл около 913 г. и описан ал-Масуди. Русы с целью грабежа подошли тогда на кораблях к устью Волги и попросили кагана пропустить их в Каспийское море, обещав заплатить пошлину по возвращении. Однако, пограбив прибрежные города, они вторглись в земли мусульман и разорили их. Узнав об этом, мусульманская гвардия кагана (арсии) уведомила его, что не даст русам уйти от возмездия. Каган предупредилил русов об этом, но арсии успели напасть и истребили отряды русов. Это привело к напряжённости в отношениях Хазарии с Русью.

Позднее, в 940 г., князь русов Хельгу (Олег), по наущению Византии напал на хазарский г. Самкерц (Фанагорию) на Тамани и овладел им. Как ответ на эту агрессию хазарский царь поручил своему наместнику на Боспоре — еврею, которого летопись называет «достопочтенным Песахом», собрать большое войско и разгромить агрессора, а заодно наказать Византию.

Песах разорил византийские города Крыма, а затем нанёс поражение Хельгу и приказал ему повернуть своё войско против Византии. Эти события подробно изложены в Кембриджском документе: «Тогда сказал Хельгу: «Воистину, Роман подбил меня на это». И сказал ему Песах: «Если это так, то иди и воюй против Романа, как ты сражался против меня, и я отступлюсь от тебя. Но если нет, тогда я здесь или умру, или буду мстить пока жив. И пошел он против своей воли и воевал против Константинополя на море четыре месяца. И пали там его мужи, так как македоняне победили его благодаря греческому огню. Он бежал и, постыдившись вернуться в свою страну, бежал морем в Персию, и там он и всё его войско пало. Тогда Русь была подчинена власти хазар».

Отголоски сражений Хельгу с Песахом нашли отражение в русских былинах: битва великана Жидовина с древнерусскими богатырями.

Свидетельство Кембриджского анонима о подчинении русов хазарам пришлось не по нраву некоторым историкам и публицистам с антисемитским нутром (в частности, Л. Гумилёву, В. Кожинову и некоторым др.), сотворившим концепцию об «ужасном хазарском иге» и «о зверствах иудео-хазар», что, однако, не подтверждается источниками, о чём я уже упоминал выше.

До 965 года древнняя Русь продолжала быть самостоятельной политической единицей, но по-прежнему свою внешнюю политику согласовывала с хазарскими правителями. В настоящее время в исторической науке и в патриотических литературных произведениях утверждается, что в 965 году Хазария была разгромлена войсками Святослава. Но и это не подтверждается источниками. Летопись свидетельствует только о нападении в 965 году Святослава на Саркел (Белая Вежа), после чего он двинул свои войска в Дунайскую Болгарию и воевал там до своей гибели в 972 г.

На Хазарию же в 965 году напали огузские племена, что заставило царя хазар обратиться за помощью к Хорезму. Условием оказания помощи было обращение в ислам. Хорезмийцы вторглись в Хазарию, изгнали огузов, а хазары, за исключением царя, приняли ислам. Только затем, в 968-69 гг. дружины русов, но никак не связанные с Киевом (пришедшие с некоего «острова русов», описанного в мусульманских источниках), напали на Хазарию, разорили Итиль и Семендер, после чего ушли в Византию и Испанию. В результате хазары Нижнего Поволжья и Северного Кавказа оказались под влиянием Хорезма, другие — под покровительством ширваншаха, а часть под властью русов.

К концу X в. ситуация начала стабилизироваться, но Хазария оставалась раздробленной на мелкие зависимые княжества. Преемником Хазарского каганата после его распада и новым политическим гегемоном Восточной Европы стал Русский каганат — Киевская Русь. Принятие Русью христианства в 988 г. обусловило развитие Руси в русле византийской культурной традиции. Вместе с тем, как отмечалось выше, в Киеве проживала большая хазарско-еврейская община, которая активно участвовала в формировании городской жизни и оказала сильное ветхозаветное влияние на раннее русское христианство.

Таким образом, следует признать исторический факт, что Хазария была первым государством, с которым пришлось столкнуться Руси при её выходе на историческую арену, что благотворно повлияло на торговые связи с Византией и с арабами. Следует также признать, что именно хазары остановили продвижение арабов на север, что предовратило исламизацию славян. Только этих фактов, повлиявших на ход исторического развития не только России, но и всей Восточной Европы, достаточно, чтобы обеспечить хазарам прочное место на страницах истории России и мира.

Однако факт принятия хазарами иудаизма, с одной стороны, возбуждал интерес к ним, а с другой — провоцировал в исследованиях предвзятость, необоснованную надуманность и необъективность, особенно в советской историографии. Да и сейчас в России среди учёных, в частности, среди историков, имеются ультрапатриоты, которые стремятся ослабить, умалить роль и влияние иудео-хазарского царства на последующую историю Руси, хоть уже признаётся, что Хазария была «огромным и мощным государством».

Впрочем, по нраву это кому-то или нет, но нельзя не согласиться с фактом влияния этого царства на дальнейшее развитие исторического процесса древней Руси. В частности, как отмечал М. И. Артамонов в своих ранних трудах, в недрах огромной хазарской державы шло формирование целого ряда народов, и она стала важнейшим условием образования Киевской Руси. Так, русы переняли у хазар структуру власти. Летописец сообщает, что в первой половине IX века правитель Руси носил хазарское звание «хакан» (каган). Этот чин сохранялся киевскими князьями вплоть до Ярослава Мудрого. В начале X в. у русов образуется дуальная структура верховной власти с сакрализацией верховного правителя, также заимствованная у хазар. Русы использовали хазарский термин «бояре» («боляре») для обозначения высшей социальной прослойки общества. До принятия христианства древнерусская культурная традиция находилась под значительным влиянием хазарской иудейской культуры. В «Повести временных лет» содержится значительный пласт, выдержанный в танахической традиции. В «Русской правде» многие статьи заимствованы из талмудического права. Персидский философ XI в. Насир и-Хосров отмечал, что священной книгой русов была Тора (видимо, как результат влияния юридической практики евреев в судах Хазарии).

Особый интерес вызывает судьба евреев Хазарии после того, как она прекратила своё существование как суверенное государство. Некоторые историки считают, что после поражения каганата все хазары приняли православие (или мусульманство) и растворились среди окружающих народов, но поверить в это крайне трудно. И на то имеются причины и факты. Известно, что евреи издавна чрезвычайно тяжело отказываются от своей религии, даже под угрозой смерти (об этом в истории еврейского народа есть немало фактов). Невозможно также отрицать роль и значение еврейской религии в деле сохранения и выживания нашего народа. Поэтому правомерно считать, что многие евреи Хазарии остались евреями. В пользу этого имеются убедительные подтверждения средневековых путешественников, встречавших хазар-евреев до XIII в. на Кавказе, в Крыму, в Европе и даже в Палестине.

Некоторые учёные полагают, что современные евреи Восточной Европы — ашкенази — хазарского происхождения, что они после разгрома Хазарии мигрировали на запад и поселились в пределах Галицко-Волынского княжества, откуда затем мигрировали в Польшу и Центральную Европу. Однако известно, что уже в XI в. в Ротенберге жили евреи, еврейский квартал там — самый древний в Германии. Там жил раввин Иехуди Хасид (1150-1217), руководитель движения Хасиди Ашкеназ и автор книги «Сейфер Хасидим». Гипотеза о хазарском происхождении евреев Восточной Европы впервые была предложена в начале ХХ в. М. Гумпловичем и еврейско-польским историком И. Шипером, а затем обстоятельно обоснована израильским профессором А. Поляком. В популярной форме эту версию изложил в своём эссе «Тринадцатое колено» английский писатель, еврей Артур Кестлер (Koestler А. Thirteenth Tribe. London, 1977).

Интерес к потомкам хазар не ослабевает и в наше время. Однако поиски прямых потомков хазарских евреев до сих пор остаются тщетными, вероятно потому, что после разгрома Хазарии они мигрировали в Восточную Европу, где позднее смешались с осевшими там же немецкими и богемскими евреями, стали говорить на идиш и сделались неотличимы друг от друга. Вместе с тем, Н. Голб и О. Прицак считают, «что современный уровень наших знаний не позволяет сомневаться в том, что обращённые в иудаизм хазары составили часть украинского (древнерусского) компонента восточноевропейского еврейства и в конце концов были им ассимилированы». Так, имеются данные, что в X-XIII вв. в Киевской Руси существовали общины славяноязычных евреев, так называемых кенааним. Известен рассказ о встрече в Салониках одного из киевских евреев, не знавшем ни одного языка, кроме кенаанского, со своим родственником, побывавшим в Палестине. Под впечатлением его восторженных описаний он и сам решил отправиться туда.

Евреи жили не только в Киеве, но и в Чернигове, Волынской и Галицкой землях. Во Владимире-Волынском, расположенном на торговом пути между Востоком и Западной Европой, евреи жили с XI в. О евреях Чернигова имеются данные, начиная с XIII в. Повествуя о смерти в 1288 г. князя Владимира Васильковича, правившего во Владимире-Волынском, летописец отмечает, что среди оплакивавших покойного были и евреи. В западноукраинских землях и в Прикарпатье появление евреев из Хазарии и Киевской Руси отмечено в X-XI вв. Об этом сообщается в записках арабских путешественников, а также в русских летописях за 1013, 1031 и другие годы. Обстоятельно писал об этом исследователь экономической истории евреев И. Шипер: «Товарообмен между Западом и Востоком через прикарпатские земли был обширным и в этой торговле евреи, проживающие в прикарпатских княжествах Киевской Руси, принимали весьма активное участие». В начале XIV в. основная масса евреев западноукраинских земель относилась к ашкенази, т.е. переселившимся с Запада. Однако, в предместьях некоторых городов Западной Украины было ещё много евреев, этнические признаки которых сформировались на Кавказе и в Хазарии.

Нельзя не отметить, что иудео-хазарское влияние на Русь — одна из тех страниц истории еврейского народа, которые несомненно заслуживают положительной оценки и могут быть предметом гордости. Отрицать сей факт может человек либо с историей совершенно незнакомый, либо знающий историю шовинист с заострённым сознанием патриота, да ещё неприязненно относящийся к евреям.

В этой связи интересна доктрина о так называемых «коренных нациях», весьма актуальная в бывшем СССР. Как мы помним, все нации хоть в каком-нибудь краю да были коренными, и лишь «лица ерейской национальности» были всюду «безродными космополитами». Соответственно устанавливались и права — на поступление в ВУЗ, на место работы, на должность, на загранкомандировку и т. д. Трудились же евреи на советскую власть, как правило, без устали на любой должности и в любом месте, куда удавалось попасть, проявляя упорство и изобретательность, угождая начальству и чувствуя при этом справедливость своей неполноценности: как же, не «коренные», надо терпеть. И, на всякий случай, старались всё делать лучше «коренных». Но это, к сожалению, не всегда помогало. Однако авторы теории коренных наций — «отец народов» и его пособники — то ли не знали историю, а скорее знали, да кроили её на свой лад. Ибо, как свидетельствуют факты, именно евреи, как граждане независимого древнейшего государства на территории европейской части СССР, существовавшего ещё до образования Киевской Руси и стоявшие у её истоков, основавшие её столицу Киев и жившие на этой территории задолго до прихода туда и русских и украинцев — они-то, евреи, стало быть, и являются самым коренным народом в России! Реакция советских идеологов на исторические реалии, как я писал в начале этой статьи, была жёстко продекларирована в газете «Правда». Но, независимо ни от чего, еврейский народ может испытывать чувство гордости за всё, что он сделал для России и занять подобающее и заслуженное место в истории этой страны наряду с другими коренными её народами.

БИБЛИОГРАФИЯ

Авдусин Д. А. Скандинавские погребения в Гнездове // Вестник МГУ. История. 1974. No 1.
Агаджанов С. Г. Огузские племена Средней Азии IX-XIII вв. // Страны и народы Востока. М., 1971. Вып. 10.
Агафий Миринейский. О царствовании Юстиниана / Пер., ст. и прим. М. В. Левченко М.-Л., 1953.
Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана. СПб., 1908.
Айбабин А. И. Погребение хазарского воина / Советская археология. 1985. No 3.
Ал-Марвази Шараф ал-Заман Тахир. Глава о тюрках из трактата / Публ., пер. и введ. А. Храковского // Труды сектора Востоковедения АН КазССР. 1959. Т. 1.
Ариньон Ж.-П. Международные отношения Киевской Руси в середине Х в. и крещение княгини Ольги // Византийский временник. М., 1980. Т. 41.
Артамонов М. И. Очерки древнейшей истории хазар. Л., 1937.
Артамонов М. И. Саркел и некоторые другие укрепления в северо-западной Хазарии // Советская археология. 1940. VI.
Артамонов М. И. Саркел — Белая Вежа. // Материалы и исследования по археологии. No 62. М., 1958.
Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962.
Архипов А. А. Об одном древнем названии Киева // История русского языка в древнейший период. М., 1984.
Архипов А. К. изучению сюжета о выборе веры. «Повесть временных лет» и «еврейско-хазарская переписка» // Jews and Slavs. Jerusalem-St.-Petersburg, 1993. Vol. 1.
Асадов Ф. М. Хилал ас-Саби. Книга о вазирах. Извлечение о расходах на содержание войска в Багдаде // Известия АН Азербайджана. Серия истории, философии и права. Бакы, 1997. No 1-4.
Афанасьев Г. Е. Буртасы // Исчезнувшие народы. М., 1988.
Афанасьев Г. Е. Донские аланы. М., 1993.
Балинт Ч. Погребения с конями у венгров в IХ-Х вв. // Проблемы археологии и древней истории угров. М., 1972.
Бартольд В. В. О письменности у хазар // Бартольд В. В. Сочинения М., 1968. Т. 5.
Бартольд В. В. Арабские известия о русах // Бартольд В. В. Сочинения. М., 1963 Т. 2. Ч. 1.
Бартольд В. В. Бахр ал-Хазар // Бартольд В. В. Сочинения. М., 1965. Т. 3.
Бартольд В. В. Болгары // Бартольд В. В. Сочинения. М., 1968. Т. 5.
Бартольд В. В. Гузз // Бартольд В. В. Сочинения. М., 1968. Т. 5
Бартольд В. В. Тюрки: Историко-этнографический обзор // Бартольд В. В. Сочинения. М., 1968. Т. 5.
Бартольд В. В. Хазары // Бартольд В. В. Сочинения. М., 1968. Т. 5.
Бейлис В. М. Ал-Масуди о русско-византийских отношениях в 50-гг. Х в. // Международные связи России (до XVII в.). М., 1961.
Бейлис В. М. Сведения о Черном море в сочинениях арабских географов IХ-Х вв. // Ближний и Средний Восток. М., 1962
Бейлис В. М. Из истории Дагестана VI-X вв. (Сарир) // Исторический журнал. М.-Л., 1963. Т. 73.
Бейлис В. М. Народы Восточной Европы в кратком описании Мутаххара ал-Макдиси // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы М., 1969 Т. 2.
Бейлис В. М. Арабские авторы IХ — первой половины Х в. о государственности и племенном строе народов Европы // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1985. М., 1986.
Белавин А. М., Оборин В. А. Посредническая роль Волжской Булгарии в торговом обмене Древней Руси и Верхнего Прикамья в Х-ХIII вв. // Волжская Булгария и Русь Казань, 1986.
Белецкий В. Д. Жилища Саркела — Белой Вежи // Труды Волго-Донской археологической экспедиции. М.-Л., 1959. Т. II.
Берлин И. Исторические судьбы еврейского народа на территории Русского государства. Пг., 1919.
Бибиков М. В. Когда была крещена Русь? (Взгляд из Византии) // Ученые записки Российского Православного Университета ап. Иоанна Богослова. М., 2000. Вып. 5 (Византинистика и неоэллинистика).
Босворт К. Э. Нашествия варваров, появление тюрок в мусульманском мире // Мусульманский мир 950-1150. М., 1981.
Васильев А. А. Время византийского, хазарского и русского влияния (с VI до нач. XI в.) // Известия Государственной Академии истории материальной культуры. 1927. V
Васильевский В. Г. О построении крепости Саркел // Журнал министерства народного просвещения. СПб., 1889. (октябрь и декабрь).
Васильевский В. Г. Варяго-русская и варяго-английская дружина в Константинополе // Василевский В. Г. Труды. СПб., 1908 Т. I.
Васильевский В. Г. Русско-византийские исследования. Жития ссв. Георгия Амастридского и Стефана Сурожского / Введение и греч. тексты с переводом. Славяно-русский текст // Васильевский В. Г. Труды. Пг., 1915 Т. III.
Велиханова Н. М. О торговых путях купцов-русов и купцов-евреев ар-Разани по сочинению Ибн Хордадбеха «Книга путей и владений» // Товарно-денежные отношения на Ближнем и Среднем востоке в эпоху средневековья. М., 1979.
Венгры. Венгры в Восточной Европе // Археология СССР Финно-угры и балты в эпоху средневековья М., 1987.
Верещагин Е. М. Образ волжских болгар «веры бохъмич» в древнерусской книжности // Славяне и их соседи. Этнопсихологический стереотип в средние века М., 1990.
Вестберг Ф. О. Комментарий на записку Ибрагима ибн-Якута о славянах. СПб., 1903.
Вестберг Ф. О. К анализу восточных источников о Восточной Европе // Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1908. Ч. III. Отд. II. Январь, 1908. Ч. XIV. Отд. II. Март.
Вихнович В. Л. Евреи страны Кедар (К вопросу о славяноязычных евреях Восточной Европы в домонгольский период) // Кунсткамера. Этнографические тетради. СПб., 1996. Вып. 10.
Волжская Булгария в домонгольское время (Х — начало XIII веков). Казань, 1997.
Восточные источники по истории Дагестана: (Сб. статей и материалов). Махачкала, 1980.
Воронов А. Д. О латинских проповедниках на Руси Киевской в Х-ХI вв. // Чтения в Обществе Нестора летописца. Киев, 1879. Кн. 1.
Гадло А. В. Восточный поход Святослава // Проблемы истории феодальной России Л., 1971.
Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа IV-X вв. Л., 1979.
Гадло А. В. Этническая история Северного Кавказа X-XIII вв. СПб., 1994.
Гадло А. В. Известия о хазарах и Хазарии в позднесредневековой дагестанской хронике «Дербент-наме» // Проблемы археологии. СПб., 1998. Вып. 4.
Гаркави А. Я. Сказания еврейских писателей о хазарах и хазарском царстве. СПб., 1874.
Гаркави А. Я. Существовала ли у хазар столица Беленджар // Известия Русского археологического общества. 1878. Т. 9. Вып. 23.
Генинг В. Ф., Халиков А. X. Ранние болгары на Волге. М., 1964.
Гиндин Л. А. Обряд погребения Аттилы (Iord. XLIX, 256-258) и «тризна» Ольги по Игорю // Советское славяноведение. 1990. No 1.
Голб Н., Прицак О. Хазарско-еврейские документы Х века / Науч. ред., послесл. и коммент. В. Я. Петрухина. М., Иерусалим, 1997.
Голубовский П. В, Болгары и хазары — восточные соседи Руси при Владимире Святом // Киевская старина 1888. Т. XXII 7. (июль)
Голубовский П. В. О начале русской письменности // Университетские известия. Киев, 1895.
Готье Ю. В. Хазарская культура // Новый Восток М., 1925. № 8-9.
Гранстрем Е. Э. О происхождении глаголической азбуки // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР. М.-Л., 1955. Вып. XI.
Григорьев В. В. О двойственности верховной власти у хазаров // Россия и Азия. Сб. исследований и статей по истории, этнографии и географии, написанных в разное время В. В. Григорьевым. СПб., 1876.
Грот К. Я. Моравия и мадьяры с половины IX до начала Х века. СПб., 1881
Грот К. Я. Мадьяры СПб., б/г.
Гулака Н. И. О знаменитом персидском поэте Низами Ганжийском и его поэме: «Поход русов против Бердаа» // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1899. Вып. 26.
Гумилев Л. Н. Соседи хазар // Страны и народы Востока М., 1965. Вып. IV.
Гумилев Л. Н. Памятники хазарской культуры в дельте Волги // Сообщения Государственного Эрмитажа. XXVI. Л., 1965.
Гумилев Л. Н. Открытие Хазарии: Историко-географический этюд. М., 1966.
Гумилев Л. Н. Древние тюрки. М., 1967.
Гумилев Л. Н. Сказание о хазарской дани (опыт
критического комментария) // Русская литература. 1974. No 3.
Гумилев Л. Н. Трагедия на Каспии в Х в. и «Повесть временных лет» // Литература и искусство в системе культуры. М., 1988.
Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь. М., 1989.
Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии. Эпохи и цивилизации. М., 1993.
Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1993.
Гуревич А. Я. Походы викингов. М., 1966.
Гусейнов Р. А. Сирийские источники о верованиях и обычаях огузов VII-ХII вв. // Византийские этюды Тбилиси, 1978.
Даньшин Д. И. Фанагорийская община иудеев // Вестник древней истории. 1993. № 1.
Даркевич В. П. Ковш из Хазарии и тюркский героический эпос // Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института археологии АН СССР. М., 1974 Вып. 140.
Демидчик В. Описание Волги в «Книге изображений земли» арабского географа Х в. Абу-л-касима ибн-Хаукаля // Известия АН ТаджССР. Отдел, общ наук. 1962. Вып. 2.
Дестунис Г. С. Сказания Приска Панийского // Ученые записки Второго отделения Имп. АН. СПб.,1861 Т. 7. № 1.
Джанашвили М. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе, Херсонисе, Готфрии, Осетии, Хазарии, Дигоетии и России // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1897. Вып. 22; 1899. Вып. 26, 1905. Вып. 35.
Джафаров Г. Русь и тюркский мир в «Искандер-паме» Низами // Советская тюркология. 1990. № 4.
Добродомов И. Г. Этимология этнонима буртас // Ономастика Поволжья. Саранск, 1986. Вып. 5.
Дорн Б. Известия о хазарах восточного историка Табари / Пер. П. Тяжлова // Журнал Министерства народного просвещения, СПб… 1844. Ч. XLIII. № 7-8.
Дорн Б. Поход русских во владения ширваншаха Ахситана по рассказу Хагани // Каспий: о походах русских в Табаристан с дополнительными сведениями о других их набегах на прибрежия Каспийского моря. (Приложения к XXVI тому Записок имп. АН). СПб., 1875. № 1.
Дуйчев И. С. К вопросу о языческих жертвоприношениях в древней Руси // Культурное наследие древней Руси. М., 1976
Дьяконов А. П. Известия Псевдо-Захарии о древних славянах // Вестник древней истории. 1939. № 4.
Еремян С. Т. Моисей Каланкатуйский о посольстве албанского князя Вараз-Трдата к хазарскому хакану Алп-Илитверу // Записки ИВ АН СССР. М.-Л., 1939 Т. VII.
Зайончковский А. Старейшие арабские хадисы о тюрках (VIII-ХI вв.) // Тюркологический сборник. М. 1966.
Зайончковский А. «Летопись Кыпчакской степи» (Таварих-и Дешт-и Кипчак) как источник по истории Крыма // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы М., 1969.
Заходер Б. Н. «Mare Hyrcanum» в арабской географической литературе IХ-Х вв. М., 1960.
Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Горган и Поволжье в IХ-Х вв. М., 1962.
Заходер Б. Н. Каспийский свод сведений о Восточной Европе Ч. 2. (Булгары, мадьяры, народы Севера, печенеги, русы, славяне) М., 1967.
Ибн Хордадбех. Книга путей и стран / Пер. с араб., коммент., исследование Н. Велихановой. Баку, 1986.
Известия ал-Бекри и других авторов о Руси и славянах. Ч. I. (Статьи и разыскания А. Куника и барона В. Розена). СПб., 1878. (Приложение к XXXII тому Записок Имп. АН. № 2).
Исаченко А. В. К вопросу об ирландской миссии у паннонских и моравских славян // Вопросы славянского языкознания. М., 1963. Вып. 7.
История агван Моисея Каганкатваци, писателя Х века / Пер. с древн.-арм. К. Патканова. СПб., 1861.
Истрин В. А. О возникновении славяно-русского письма // Вестник истории мировой культуры. М., 1960. № 6.
Истрин В. А. Развитие письма. М., 1961.
Известия о Хозарах, Буртасах, Болгарах, Мадьярах, Славянах и руссах Абу Али Ахмеда бен Омар Ибн Даста, неизвестного доселе арабского писателя начала Х века, по рукописи Британского Музея в первый раз издал, перевел и объяснил Д. А. Хвольсон. СПб., 1869.
Калинина Т. М. Сведения Ибн Хаукаля о походах Руси времен Святослава // Древнейшие государства на территории СССР: Материалы и исследования. 1975. М., 1976.
Калинина Т. М. Торговые пути Восточной Европы IX века (по данным Ибн Хордадбеха и Ибн ал-Факиха) // История СССР. 1986. № 4.
Калинина Т. М. Сведения ранних ученых Арабского халифата. Тексты, перевод, комментарий. М., 1988.
Калинина Т. М. Восточная Европа в представлениях Истахри, Ибн Хаукала, ал-Масуди (в связи с проблемой буртасов) // Вопросы этнической истории Волго-Донья в эпоху средневековья и проблема буртасов. Тезисы к межобластной конференции 23-27 января 1990 г. Пенза, 1990.
Калинина Т. М. Метод изображения Восточной Европы в трудах средневековых арабских географов // «Восток: прошлое и будущее народов» IV Всесоюзная конференция востоковедов. Тез. док. и сообщений. Махачкала, 1-5 окт. 1991, М, 1991. Т. II.
Калинина Т. М. Арабские источники VIII-IX вв. о славянах // Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования. 1991 г. М., 1994.
Карра де Во. Арабские географы / Пер. с франц. О. Крауи, под ред. И. Ю. Крачковского Л., 1941.
Караулов Н. А. Сведения арабских географов IX и Х вв. по Р. X. о Кавказе, Армении и Адербейджане // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тифлис, 1901. Вып. 29; 1902. Вып. 31; 1903. Вып. 32; 1908. Вып. 38.
Карпов А. Ю. Несколько замечаний к Слову о преподобном Евстратии Постнике // Россия и христианский Восток. М., 1997. Вып. 1.
Карпозилос А. Рос-дромиты и проблема похода Олега против Константинополя. Византийский временник. М., 1988. Вып. 49.
Карышковский П. О. Лев Диакон о Тмутараканской Руси // Византийский временник. М., 1960. Вып. 18.
Кляшторный С. Г. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. М., 1964.
Кляшторный С. Г. Проблемы ранней истории племени Турк (Ашина) // Материалы и исследования по археологии. 1965. № 130.
Кляшторный С. Г. Образ кагана в орхонских памятниках // Памятники письменности и памятники истории культуры народов Востока. XIII год науч. сессия ЛО ИВ АН СССР. М., 1977.
Кляшторный С. Г. Хазарская надпись на амфоре с городища Маяки // Советская археология 1979. № 1.
Кляшторный С. Г. Каган, беги, народ в памятниках тюркской рунической письменности // Ученые записки ЛГУ. № 412. Серия востоковедческих наук. Вып. 25 Востоковедение. 9. Л., 1984.
Кляшторный С. Г. Праболгарский ТАНГРА и древнетюркский пантеон // Сборник в памет на проф. Станчо Ваклинов София, 1984.
Кляшторный С. Г., Султанов Т. И. Государства и народы евразийских степей. Древность и средневековье. СПб., 2000.
Ковалевский А. П. Чуваши и булгары по данным Ахмеда ибн Фадлана. Чебоксары, 1954.
Ковалевский А. П. Книга Ахмеда ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Статьи, переводы и комментарии. Харьков, 1956.
Ковалевский А. П. Славяне и их соседи в первой половине Х в. по данным аль-Масуди // Вопросы историографии и источниковедения славяно-германских отношений М., 1973/
Коновалова И. Г. Сведения о буртасах в «Географии» Ибн Саида // Вопросы этнической истории Волго-Донья в эпоху средневековья и проблема буртасов. Тезисы к межобластной конференции. 23-27 января 1990 г. Пенза, 1990/
Коновалова И. Г. Рассказ о трех группах русов в сочинениях арабских авторов XII-ХIV вв. // Древнейшие государства Восточной Европы материалы и исследования 1992 — 1993 гг. М., 1995.
Коновалова И. Г. Восточная Европа в сочинении ал-Идриси. М., 1999.
Кононов А. Н. Опыт анализа термина «турк» // Советская этнография. 1949. № 1.
Кононов А. Н. О семантике слов кара и ак в тюркской географической терминологии // Известия АН ТаджССР. Отделение общественных наук. 1954. Вып. 5.
Константин Багрянородный. Об управлении империей. Текст. Перевод Комментарий / Под ред. Г. Г. Литаврина, А. П. Новосельцева. М., 1991.
Коковцов П. К. Новый еврейский документ о хазарах и хазаро-русско-византийских отношениях в Х в. // Журнал министерства народного просвещения СПб., 1913 No 48. Ноябрь.
Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в Х в. Л., 1932.
Крачковский И. Ю. Арабские географы и путешественники. // Известия Государственного Географического общества. М. -Л, 1937. Т. LXIX. № 5.
Крачковский И. Ю. Арабская географическая литература // Избранные сочинения М-Л., 1957. Т. IV.
Крюков В. Г. Сообщения анонимного автора «Ахбар аз-за-ман» («Мухтасар ал-аджаиб») о народах Европы // Древнейшие государства на территории СССР Материалы и исследования. 1981. М., 1983.
Кузеев Р. Г. Об историческом соотношении территорий «Великой Венгрии» и древней Башкирии // Этнография Башкирии. Уфа, 1976.
Кузеев Р. Г., Гарипов Т. М. «Башкиро-мадьярская» проблема (краткий обзор основных источников) // Археология и этнография Башкирии. Уфа, 1962. Вып. 1.
Кузнецов В. А. Алания и Византия // Археология и традиционная этнография Северной Осетии Орджоникидзе, 1985.
Кулаковский Ю. А. Христианство у алан // Византийский временник. 1898. Т. V. Вып. 1-2.
Лебедев Г. С. Этнография Восточной Европы по «Повести временных лет» // Историческая этнография. Традиции и современность. Проблемы археологии и этнографии. Л., 1982. Вып. 2.
Лебедев Г. С. Эпоха викингов в Северной Европе Л., 1985.
Лебедев Г. С. Русь и чудь, варяги и готы (итоги и перспективы историко-археологического изучения славяно-скандинавских отношений в I тыс. н.э.) // Историко-археологическое изучение Древней Руси. Итоги и основные проблемы. Л., 1988. Вып. 1.
Лев Диакон. История / Пер. М. М. Копыленко М., 1988.
Левицкий Т… «Мадьяры» у средневековых арабских и персидских географов // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 1978.
Летопись византийца Феофана от Диоклетиана до царей Михаила и его сына Феофила / Пер. В. И. Оболенского и Ф. А. Терновского. М., 1887.
Липец Р. С. Отражение этнокультурных связей Киевской Руси в сказаниях о Святославе Игоревиче (X в.) // Этническая история и фольклор М., 1977.
Ловмянский X. Рерик Ютландский и Рюрик Новгородский // Скандинавский сборник. VII. Таллин, 1963.
Ловмянский Х. Русь и норманны М., 1985.
Литаврин Г. Г. Путешествие русской княгини Ольги в Константинополь. Проблема источников // Византийский временник М., 1981. Т. 42.
Литаврин Г. Г. К вопросу об обстоятельствах, месте и времени крещения княгини Ольги // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования 1985 М., 1986.
Литаврин Г. Г. Русско-византийские связи в середине Х в. // Вопросы истории. 1986. № 6.
Литаврин Г. Г. О юридическом статусе древних русов в Византии в Х столетии (Предварительные замечания) // Византийские очерки. М., 1991.
Литаврин Г. Г. К участию еврейских купцов в работорговле в Северном Причерноморье в конце XI в. // Славяне и их соседи. Еврейское население Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. М., 1993.
Ловягин Е. Две беседы святейшего патриарха Константинопольского Фотия по случаю нашествия россов на Константинополь // Христианское чтение. СПб., 1882 Сентябрь-октябрь.
Лопарев Х. М. Старое свидетельство о положении ризы Богородицы применительно к нашествию русских на Византию в 860 г. // Византийский временник 1895 Т. II. Вып. 4.
Магомедов М. Г. Древние политические центры Хазарии // Советская археология 1975. № 3.
Магомедов М. Г. Образование хазарского каганата М., 1983
Мажитов Н. А. Историческая Башкирия по данным письменных источников и археологии // Проблемы древних угров на Южном Урале. Уфа, 1989.
Малишевский Н. И. Евреи в Южной России и Киеве в Х— XII вв. // Труды Киевской Духовной академии. Киев, 1878 Т. III.
Малов С. Е. Болгарская золотая чашка с турецкой надписью // Казанский музейный вестник. 1921. № 1-2.
Мандельштам А. М. Характеристика тюрок IX в. в «Послании Фатху б. Хакану» ал-Джахиза // Труды Института истории, археологии и этнографии АН КазССР. 1956 Т. I. Археология.
Манылов Ю. П. О пути Ибн Фадлана из Хорезма через плато Устюрт // Советская археология. 1979. № 2.
Мейчик Д. М. Русско-византийские договоры // Журнал министерства народного просвещения. 1916. № 11.
Меликсет-Бек Л. М. Хазары по древнеармянским источникам в связи с проблемой Моисея Хоренского // Исследования по истории культуры народов Востока. Сборник в честь акад. И. А. Орбели. М.-Л., 1960.
Мельникова Е. А. Экспедиция Ингвара Путешественника на восток и поход русских на Византию в 1043 г. // Скандинавский сборник. Таллин, 1976 Т. 21.
Мельникова Е. А. Скандинавские рунические надписи (тексты, перевод, комментарий) М., 1977.
Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Название «русь» в этнокультурной истории Древнерусского государства (IX-Х вв.) // Вопросы истории. 1989 No 8.
Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Норманны и варяги. образ викинга на Западе и Востоке Европы // Славяне и их соседи. Этнопсихологические стереотипы в средние века. М., 1990.
Мец А. Мусульманский Ренессанс. М., 1966
Миллер В. Ф. К былине о Казарине. Очерки русской народной словесности. М., 1910 Т. II.
Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербента. М., 1963.
Минорский В. Ф. Куда ездили древние русы? // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы. М., 1964. Т. 1.
Михеев В. К. Подонье в составе Хазарского каганата. Харьков, 1985.
Мокрынин В. П. Дипломатическая практика в западно-тюркском каганате // Страницы истории и материальной культуры Киргизстана. Фрунзе, 1975.
Мошин В. А. Русь и Хазария при Святославе // Сб. статей по археологии и византиноведению, издаваемый семинарием им. Н. П. Кондакова «Seminarium Kondakovianum». Прага, 1933 Т. 6.
Мошин В. А. Хельгу хазарского документа // Slavia. XV. Praha, 1938/
Ал-Мукаддаси. Ахсан ат-такасим фи ма’рифат ал-акалим («Лучшее разделение для познания климатов»): климаты ад-Дайлам и ар-Рихаб / Пер. с араб., введение, коммент., указ. Н. И. Серикова, под ред. В. М. Бейлиса // Восточное историческое источниковедение и специальные исторические дисциплины. Сборник статей. М., 1994 Вып. 2.
Назаренко А. В. Еще раз о дате поездки княгини Ольги в Константинополь: источниковедческие заметки // Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования 1992-1993 гг. М., 1995.
Насонов А. Н. Тмутаракань в истории Восточной Европы // Исторические записки. 1940. Т. 6.
Нахапетян В. Е. Образ мира в изобразительном искусстве Хазарии // Российская археология. 1994. № 4.
Недельских С. Хазарская миссия святых Кирилла и Мефодия // Русская беседа. 1895. Август.
Низами Гянджеви. Искендер-Наме: [Поэма об Александре Македонском] / Пер. с фарси и коммент. Е. Э. Бертельса, А. К. Арендса. Баку, 1983.
Николаев В. Д. Свидетельство хроники Псевдо-Симеона о руси-дромитах и поход Олега на Константинополь в 907 г. // Византийский временник М., 1981 Т. 42.
Никольский Н. К. К вопросу о русских письменах, упоминаемых в Житии Константина Философа // Известия АН СССР. 1928. Т. 1. Кн. 1.
Новосельцев А. П. Восточные источники о восточных славянах и Руси VI-IX вв. // Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965.
Новосельцев А. П. Хазария в системе международных отношений VII — IX вв. // Вопросы истории. 1977. № 2.
Новосельцев А. П. Арабский географ IX в Ибн Хордадбех о Восточной Европе // Исследования по истории и историографии феодализма. М., 1982.
Новосельцев А. П. К вопросу об одном из древнейших титулов русского князя // История СССР. 1982. № 4.
Новосельцев А. П. Арабские источники об общественном строе восточных славян IX — первой половины Х в. (полюдье) // Социально-экономическое развитие России. М., 1986.
Новосельцев А. П. Христианство, ислам и иудаизм в странах Восточной Европы и Кавказа в средние века // Вопросы истории. 1989. № 9.
Новосельцев А. П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990.
Новосельцев А. П. Образование Древнерусского государства и его первый правитель // Вопросы истории. 1991. № 2/3.
Носов Е. Н. Новгород и Рюриково Городище в IХ-ХI вв. (К вопросу о происхождении Новгорода) // Труды V Международного конгресса славянской археологии. М., 1987. Т. I. Вып. 26.
Оболенский Д. К вопросу о путешествии русской княгини Ольги в Константинополь в 957 г. // Проблемы изучения культурного наследия. М., 1985.
Оболенский М. А. Исследования и заметки по русским и славянским древностям СПб., 1875.
Папаскиви 3. В. «Варанги» грузинской «Летописи Картли» и некоторые вопросы русско-грузинских контактов в XI в. // История СССР. 1981. № 3.
Пархоменко В. А. У истоков русской государственности (XIII-XI вв.) Л., 1924.
Пархоменко В. А. Киевская Русь и Хазария // Slavia. VI. Praha, 1927-1928.
Петрухин В. Я. К проблеме формирования «Русской земли» в Среднем Поднепровье // Древнейшие государства на территории СССР: Материалы и исследования. 1987. М.,1989.
Петрухин В. Я. Варяги и хазары в истории Руси // Этнографическое обозрение. 1993. № 3.
Петрухин В. Я. Славяне и Русь в «Иосиппоне» и «Повести временных лет». К вопросу об источниках начального русского летописания // Славяне и их соседи. Вып. 5. Еврейское население в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе. Средние века — новое время. М., 1994.
Петрухин В. Я. Славяне, варяги и хазары на юге Руси. К проблеме формирования территории древнерусского государства // Древнейшие государства Восточной Европы. Материалы и исследования. 1992-1993 гг. М., 1995.
Петрухин В. Я. Русские князья и дружина в IХ — начале XI вв.: социальная терминология и этнические связи // Элита и этнос средневековья. Сб. ст. М., 1995.
Петрухин В. Я. Начало этнокультурной истории Руси IХ-ХI вв. Смоленск-М., 1995.
Пигулевская Н. В. Сирийские источники по истории народов СССР. Хроника Захарии Ритора. М-Л., 1941.
Пигулевская Н. В. Арабы у границ Византии и Ирана Л., 1964.
Пигулевская Н. В. Ближний Восток. Византия. Славяне. Л., 1976.
Пиотровская Е. К. Византийские хроники IX века и их отражение в памятниках славяно-русской письменности: («Летописец вскоре» константинопольского патриарха Никифора). Православный Палестинский сборник. СПб., 1998. Вып. 97 (34).
Плетнева С. А. Об этнической неоднородности населения северо-западного хазарского пограничья // Новое в археологии. М., 1972.
Плетнева С. А. Хазары М., 1976.
Плетнева С. А. Саркел и «шелковый» путь. Воронеж, 1996.
Плетнева С. А. Очерки хазарской археологии / Науч. ред. и послеслов. В. Я. Петрухина М., 1999.
Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи 1377 г. Текст и перевод / Подготовка текста Д. С. Лихачева, пер. Д. С. Лихачева и Б. А. Романова под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М-Л., 1950. Ч. 1-2.
Половой Н. Я. К вопросу о первом походе Игоря против Византии. (Сравнительный анализ русских и византийских источников) // Византийский временник. 1961. Т. 18.
Половой Н. Я. О русско-хазарских отношениях в 40-х годах Х в. // Записки Одесского археологического об-ва. 1960. Т. I (34).
Полосин В. В. Этноним «булгары» в арабских источниках // Краткие сообщения VII научной сессии ЛО ИВ АН СССР. Л., 1971.
Полосин В. В. «Фихрист» Ибн ан-Надима как историко-культурный памятник. М., 1989.
Поляк А. Н. Новые арабские материалы позднего средневековья о Восточной и Центральной Европе // Восточные источники по истории народов Юго-Восточной и Центральной Европы / Под ред. А. С. Тверитиновой. М., 1964.
Попов А. И. Буртасы и мордва // Ученые записки ЛГУ. № 105. Серия востоковедческих наук. Вып. 2. 1947.
Прицак О. О происхождении названия «Русь» // Вопросы языкознания. 1991. № 6.
Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей / Пер. Я. Н. Любарского. СПб., 1992.
Рабби Иегуда Галеви. Кузари. Иерусалим, 5750 (1990).
Розен В. Р. Был ли в 988 г. в Константинополе автор Фихриста? // Записки Восточного отделения Имп. Русского археологического общества. 1889. Т. 4.
Рыбаков Б. А. О роли хазарского хаганата в истории России // Советская археология. 1953. XVIII.
Рыдзевская Е. А. Древняя Русь и Скандинавия IХ-ХIV вв. (Исследования и материалы). М., 1978.
Савич А. Древнейшие государства хазар и болгар в нашей стране // Исторический журнал. 1939 No 1.
Самойлович А. К вопросу о наследниках хазар и их культуры // Еврейская старина Л., 1924. Т. XI.
Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси IX — первая половина Х в. М., 1980.
Свод древнейших письменных известий о славянах (VI-IX вв.). М., 1995. Т. II.
Семенов А. А. Таджикские ученые XI века н.э. о булгарах, хазарах, русах, славянах и варягах // Доклады АН ТаджССР. 1953. Вып. 7.
Сиротенко В. Т. Основные теории происхождения древних булгар и письменные источники IV-VII вв. // Ученые записки Пермского ун-та. 1961. Т. 20. Вып. 4.
Сиротенко В. Т. Письменные свидетельства о булгарах IV-VII вв. в свете современных им исторических событий // Славяно-балканские исследования. М., 1972.
Сказания о начале славянской письменности / Вступ. статья, пер. и коммент. Б. Н. Флори. М., 1981.
Скифы. Хазары. Славяне. Древняя Русь. Международная научная конференция тезисы докладов. СПб., 1998.
Славяне и их соседи. Еврейское население Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. Средние века — начало Нового времени Сб. тезисов М., 1993.
Тарихи Дербент-паме (с 9 приложениями) / Перс тюрк., араб., персид. и франц. под ред. М. Алиханова-Аварского. Тифлис, 1898.
Таскин В. С. О титулах шаньюй и каган // Mongolica. M., 1986.
Тер-Гевондян А. Н. Армения и Арабский халифат. Ереван, 1974.
Толкачев А. И. О названии днепровских порогов Константина Бягрянородного в «De Administrando imperio» // Историческая грамматика и лексикология русского языка. М., 1962.
Толочко П. Л. Спорные вопросы ранней истории Киевской Руси // Славяне и Русь (в зарубежной историографии). Киев, 1990.
Торпусман А. Н. Антропонимия и этнические контакты народов Восточной Европы в средние века // Имя — этнос — история. М., 1989.
Тревер К. В. Очерки по истории и культуре кавказской Албании. IV. в. до н.э. — VII в. н.э. М-Л., 1959.
Три еврейских путешественника ХI-ХII столетий Эльдад Данит, р. Вениамин Тудельский и р. Петахия Регенсбургский. Еврейский текст с русским переводом / Перевод, примечания и карты П. Марголина. СПб., 1881.
Умняков И. Компендиум испано-арабского географа Исхака ибн ал-Хусейна и его сведения о хазарах и тюрках // Известия Государственного Географического общества. М.-Л., 1939. Т. 71. Вып. 8.
Успенский Ф. И. Византийские владения на северном берегу Черного моря в IX и Х вв. Киев, 1889.
Успенский Ф. И. Путевые записки Вениамина из Туделы // Анналы 1923. Т. 3.
Хузин Ф. Ш. Булгары на Волге и Каме до монгольского завоевания (вторая половина VIII-ХIII вв.) // Материалы по истории татарского народа. Отв. ред. С. X. Алишев Казань, 1995.
Цетлин М. Н. Средневековый путешественник Вениамин Тудельский // Страны и народы Востока. М., 1964. Вып. 3.
Чичуров И. С. Византийские исторические сочинения «Хронография» Феофана, «Бревиарий» Никифора (тексты, перевод, комментарий). М., 1980.
Федоров Я. А. Хазария и Дагестан // Кавказский этнографический сборник. М., 1972.
Федоров Я. А., Федоров Г. С. К вопросу о южной границе Хазарии // Вестник МГУ, История. 1970. № 3.
Федоров Я. А., Федоров Г. С. Ранние тюрки на Северном Кавказе. М., 1978.
Флеров В. С. Погребальные обряды на севере Хазарского каганата. Волгоград, 1993.
Флерова В. Е. Граффити Хазарии М., 1997.
Флоровский А. Известия о древней Руси арабского писателя Мисхавейха Х-ХI вв. и его продолжателя // Сб. статей посвященных памяти Н. П. Кондакова. «Seminarium Kondakovianum». Прага, 1927. Вып. 1.
Фомин А. В. Русь и Хазария в международной торговле монетным серебром в IX в. // Внешняя политика Древней Руси (Тезисы конференции). М., 1988.
Фортунатов Ф. Ф. О происхождении глаголицы // Известия АН. СПб., 1913. Вып. XVIII. Кн. 4.
Фролова О. Б. Ибн ал-Асир как историк и космограф и изучение его сообщений русскими востоковедами // Россия и арабский мир. СПб., 1994.
Хакани. Четверостишья / Изд. и пер. К. Залеман. СПб., 1875.
Хагани. Лирика. М., 1980.
Хакани. Ветер в руке. М., 1986.
Халикова Е. А. Ранневенгерские памятники Нижнего Прикамья и Приуралья // Советская археология. 1976. № 2.
Хелимский Е. А. Kiraly и olasz: к истории ранних славянотюрко-венгерских отношений // Славяне и их соседи. Место взаимных влияний в процессе общественного и культурного развития. Эпоха феодализма. Тезисы докладов. М., 1988.
Цукерман К. Венгры в стране Леведии: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836-889 гг. // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Симферополь, 1998. Вып. VI.
Чекин Л. С. К анализу упоминаний о евреях в древнерусской литературе ХI-ХIII веков // Славяноведение. 1994. № 3.
Шахматов А. А. Один из источников летописного сказания о крещении Владимира // Сборник статей по славяноведению, посвященных проф. М. С. Дринову его учениками и почитателями. Харьков, 1908.
Шушарин В. П. Ранний этап этнической истории венгров: Проблемы этнического самосознания. М., 1997.
Щербак А. М. Знаки на керамике из Саркела // Эпиграфика Востока XII. 1958.
Щербак А. М. Знаки на керамике и кирпичах из Саркела — Белой Вежи // Труды Волго-Донской археологической экспедиции. 1960. Т. II.
Щербак А. М. О рунической письменности в Юго-Восточной Европе // Советская тюркология. 1971. № 4.
Эрдейи И. «Большая Венгрия». К вопросу о пребывании древних венгров в Башкирии // Acta archaeologica Academiae Scientiarum Hungaricae. Budapest, 1961. 13.
Эрдели И. Извлечения из Хроники венгерского Анонима (XII-XIII вв.) // Вопросы археологии Урала. Свердловск, 1967. Вып. 7.
Эрдели И. Кабары (кавары) в карпатском бассейне // Советская археология 1983. № 4.
Юнусов А. С. Военное дело тюрок в VII-Х вв. (по арабским источникам) // Военное дело древнего и средневекового населения Северной и Центральной Азии Новосибирск, 1990.
Яйленко В. П. Тюрки, венгры и Киев: к происхождению названия города // Этногенез, ранняя этническая история и культура славян. Тезисы докладов конференции. М., 1985.
Яйленко В. П. Правящий тюркский род ашина: истоки и продолжение // Элита и этнос средневековья. (Сб. ст.) М., 1995.
Якобсон А. Л. Раннесредневековый Херсонес // Материалы и исследования по археологии СССР М., 1959. № 63.
Якобсон А. Л. Крым в средние века М., 1973.
Якубовский А. Ю. К вопросу об исторической географии Итиля и Болгар // Советская археология. 1948 Т. X.
Якубовский А. Ю. О русско-хазарских и русско-кавказских отношениях в IХ-Х вв. // Известия АН СССР. 1946. Т. 3. № 5.

авт. МИК Амит

STMedia news editorial office