Военная кампания России в Сирии: Основные бои

0

Печать

Когда Россия начинала в Сирии кампанию, некоторые военные аналитики предрекали, что мы увязнем во «втором Афганистане». Но второго Афгана из Сирии не получилось. Владимир Путин объявил о выводе войск из арабской республики. Бои в Сирии еще идут, но в том, что ИГИЛ (ИГИЛ, ДАИШ, запрещено в РФ) близко к поражению, ни у кого сомнений не оставляет. И в этом, наверно, главное отличие от Афганистана. Мы выходим из Сирии победителями.

Военная кампания России в Сирии: Основные бои

Военная кампания России в Сирии: Основные бои

В 1989 году, когда наши войска покидали Афганистан, некоторым командирам афганцы подарили ножи. На одной их стороне было написано: «Шурави, зачем вы пришли?», а перевернув их, командиры находили совсем иное обращение: «Шурави, зачем вы уходите?». В случае же с Сирией наши военные слышат только «Руси, хорошо, что пришли». О самых значимых вехах в сирийской кампании — в нашем материале.

Читайте также: Кого Россия поддерживает в Сирии.

Оборона Кобани…

В октябре 2014 года боевики вплотную подошли к окраинам Кобани – небольшого сирийского города прямо на границе с Турцией. Обороняли Кобани курдские отряды YPG и YPJ (Отряды народной самообороны и отряды женской самообороны — «СТМ/24»). Террористы несколько раз входили в город и занимали районы, но Кобани ни разу полностью не перешел к врагу.

Кобани был важным для ИГИЛ опорным пунктом. К тому моменту террористы контролировали несколько приграничных поселков от Джараблюса до Телль-Абъяда. Кобани связывал эти два перевалочных пункта, и установив контроль над городом, боевики бы получили беспрепятственное сообщение между ними, а это и доставка оружия и транзит нефти.

Как и любой осажденный город, Кобани столкнулся с полным отсутствием необходимых ресурсов. Медикаментов не хватало, запасы боеприпасов таяли. Больше месяца Турция отказывалась открыть границу для доставки припасов и оружия в осажденный город. А по ту сторону границы, в Турции, соотечественники обороняющихся курдов вынуждены были наблюдать, как из всех стволов город поливают боевики. Несколько раз организованные курдские отряды пытались перейти границу, но турки исправно их задерживали и либо разоружали, либо особо прытких расстреливали.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, наблюдая за разворачивающейся бойней, наверно радостно потирал руки. На публике же он заявил, что не намерен «помогать одним экстремистам в борьбе с другими». Мотив этого заявления весьма прозаичен: обороняющие город силы YPG и YPJ связаны с Рабочей партией Курдистана (РПК), признанной в Турции террористической группировкой. Одни боевики режут других боевиков — картина для Эрдогана выглядела весьма приятно. Но курды оказались ребятами крепкими.

7 октября боевики вошли в город, начались бои на улицах. За эти дни с воздуха курдов поддерживала авиация коалиции, возглавляемая США. По словам самих обороняющихся, летали самолеты США много, но зачастую мимо города, а иногда боевики просто поражали своей предусмотрительностью и оставляли занятые позиции аккурат за несколько минут до авианалета.

Чтобы создать иллюзию бурной деятельности, коалиция «стреляла из пушки по воробьям», то есть гонялась за отдельными джихад-мобилями по всей пустыне, тратя на их уничтожение дорогостоящие ракеты. Так же нередки были случаи, когда коалиция «по ошибке» бомбила инфраструктуру самого Кобани и позиции сирийских курдов.

Справедливости ради нужно сказать, что не всегда коалиция так промахивалась. Много раз именно сброшенная с самолетов гуманитарная помощь спасала курдов в экстренных ситуациях.

Для них важно было сохранить приграничный переход, ведь они все еще рассчитывали на то, что именно оттуда к ним придет помощь. Несколько раз женщины-курды устраивали самоподрывы в кварталах, занятых боевиками. А для мусульманина смерть от руки женщины — позор. Обороной города, кстати, в числе прочих, командовала женщина – Нарин Африни. Ей достался гарнизон из, примерно, 2000 человек, против 8000 боевиков (по данным Пентагона — «СТМ/24»). При таком соотношении сил, отсутствии тяжелого вооружения, нехватке медикаментов, оборона города виделась почти самоубийством.

Помощь к обороняющим город все-таки подошла. 31 октября первый и единственный раз Турция пропустила около 150 бойцов Пешмерга (вооруженные курдские формирования Иракского Курдистана) с тяжелым вооружением. Именно тогда случился коренной перелом. Отряды самообороны начали освобождать квартал за кварталом, попутно разминируя здания. Коалиция с воздуха несколько раз останавливала массированные контрнаступления боевиков.

Окончательно город и окрестности перешли в руки курдов 26 января. И уже 6 февраля они вышли к Евфрату.

Здесь боевики уже практически без боя оставляли позиции. Не потому что испугались наступления курдов, а потому что цели их поменялись. На горизонте замаячила провинция Дейр-Эз-Зор, самая богатая нефтью провинция Сирии. Тогда граница с Турцией была почти полностью под контролем ИГИЛ и, в принципе, проблем с переправкой нефти не было.

И все же оборона Кобани был первой большой победой сил, воюющих против ИГИЛ в Сирии. Ведь до этого боевики только завоевывали новые территории, либо успешно удерживали позиции.

Читайте также: Они пойдут на Север.

Разграбление Пальмиры…

Та самая арка с обложки учебника истории, которая знакома всем школьникам, находилась именно в Пальмире. До мая 2015 года правительственные силы удерживали город, но ситуация на других фронтах складывалась критическая — в провинции Идлиб боевики теснили правительственные силы. Поэтому на помощь им решено было направить часть гарнизона Пальмиры. Именно этим и воспользовались боевики ИГИЛ. Они быстро развернули наступление, захватили город Сухне и двинулись на Пальмиру, походу учиняя расправы над мирными жителями.

Когда в мае 2015 года Пальмира была захвачена боевиками, то по всему миру разлетелись варварские кадры уничтожения памятников. Однако уничтожали боевики только то, что не смогли вывезти и продать. А 18 августа они прилюдно обезглавили хранителя Пальмиры Халида аль-Асаада.

К слову, на продаже исторических ценностей ИГИЛ неплохо обогатилось. По разным данным они заработали в 2015-2016 годах от 150 до 300 миллионов долларов на вывозе ценностей.

Ситуация в Алеппо…

Алеппо — один из самых крупных городов Ближнего Востока. Беспорядки в нем начались еще в 2012 году. Сначала столкновения были исключительно между правительственными силами и умеренной оппозицией.

Но в 2013 году на арену вышла Джебхат ан-Нусра (запрещено в России). В результате какие-то «умеренные» группировки перешли на сторону боевиков, других оппозиционеров просто уничтожили. И под контролем правительственных сил остались в итоге только западные кварталы города. Уже в конце 2013 — начале 2014 года война здесь стала больше позиционной, а к концу 2014 года, когда к городу подошли союзнические группировки, правительственные силы провели несколько успешных операций. Впрочем, выбить террористов из города не удалось.

Блокада Дейр-Эз-Зора…

Беспорядки в Дейр-эз-Зоре начались еще задолго до прихода ИГИЛ в Сирию. В 2011-2012 году в городе начались антиправительственные восстания. Правлением Башара Асада были недовольны, да еще и четырехлетняя засуха не добавляла терпения и смирения жителям, которые жили, в том числе, за счет аграрного бизнеса. Президент приказал восстания подавить, начались стычки с полицией. Но часть силовиков перешла на сторону восставших и создала вооруженные отряды, известные под названием Сирийская свободная армия (ССА).

Этой гражданской неразберихой воспользовались и террористические группировки. Сначала Джебхат ан-Нусра попыталась взять контроль над провинцией. Ее разрозненные группировки, получив контроль над отдельными населенными пунктами, начали грызться между собой, и казалось бы, что выбить такую несогласованную силу нет проблем. Но через границу с Ираком на территорию Сирии в 2013 году пришла мало кому известная группировка, которая позже превратилась в ИГИЛ.

Ее боевикам удалось выбить всех конкурентов из нефтеносной провинции, получить над ней почти полный контроль. Оставался только небольшой анклав в самом городе Дейр-эз-Зор, который удерживали правительственные войска.

В районе аэропорта закрепилась верная Асаду 137-я механизированная бригада, которой предстояло больше 3 лет удерживать несколько кварталов и высоты в окрестностях города. Местные жители организовали подразделения Национальных сил самообороны, которые помогали военным защищать кварталы. В 2013 году на помощь к военным пришла 104-я бригада республиканской гвардии, которой командовал бригадный генерал Иссам Захреддин. Тот самый генерал, который и станет символом обороны Дейр-эз-Зора. В его арсенале было всего несколько танков Т-72 и зенитных установок.

До 2014 года окрестные населенные пункты и часть города постоянно переходили из рук в руки, но в пользу ИГИЛ сыграл захват в Мосуле складов с боеприпасами и военной техникой. После этого положение гарнизона правительственных сил стало катастрофическим.

Любыми силами нужно было удержать аэродром, ведь именно через него поступало все снабжение в осажденный город. Начались проблемы с водой, провизией и медикаментами. Воду давали один раз в неделю. Гуманитарные грузы доставлять было все тяжелее — боевики регулярно подбивали вертолеты, заходившие на посадку.

Неизвестно, сколько бы продержался гарнизон, если бы в 2015 году в войну не вмешалась Россия.

30 сентября — начало операции ВКС России в Сирии…

Соглашение о размещении российской группировки на аэродроме Хмеймим было заключено еще 26 августа, но официально Россия вступила в войну в Сирии на стороне правительственных сил 30 сентября.

Читайте также: Россия в Сирии — 168 дней (фоторепортаж).

Помимо основного аэродрома, наши ВКС использовали еще несколько на территории Сирии, в том числе, Эш-Шайрат в провинции Хомс и Тияс в Пальмире. Два последних называются аэродромами подскока — то есть предназначены для кратковременной стоянки для пополнения боезапаса, дозаправки и некапитального ремонта. Используются для увеличения радиуса действия авиации.

Весь технический и обслуживающий персонал прибыл в Сирию еще до начала официальной операции.

По данным Генштаба ВС РФ, авиационная группировка никогда не превышала 35 самолетов.

Первые победы — Атшан и Шейх-Мискин…

Атшан — город в сирийской провинции Хама. С севера провинция примыкает к Идлибу, который был полностью под контролем боевиков. Атшан освободили 10 октября, уже через 10 дней после начала операции ВКС. Это была первая довольно ощутимая победа сирийских войск при участии наших летчиков.

Шейх-Мискин — крупный город на пересечении трасс, ведущих в Джераа, Дамаск и Кунейтру. Для боевиков такой перевалочный пункт имел большое значение — именно через него шло снабжение на юге страны. Поэтому и защищали его упорно. Наступление на город и операция по его освобождению длилась 28 дней — с 1 января 2016 года. Город был окружен, российская авиация сутками бомбила позиции боевиков. И когда начался штурм, войскам удалось взять город под контроль буквально за несколько часов. Часть боевиков бежала через границу в Иорданию, часть укрылась в соседних городах.

Освобождение Алеппо…

Еще в 2015 году, до вступления в войну России, правительственные силы Асада вместе с союзниками провели серию успешных операций и отбили несколько стратегических высот, что позволило начать окружать Алеппо с севера. Именно с этого направления боевикам в город поступала поддержка со стороны турецкой границы. Российские ВКС, вступив в войну, утюжили позиции боевиков. К лету 2016 года город был блокирован и началась его осада.

В ноябре правительственные войска пошли в финальное наступление.

Точной даты освобождения Алеппо нет хотя бы потому, что этот город никогда не переходил полностью под контроль боевиков. Восточные кварталы, которые находились под боевиками, были освобождены в декабре 2016 года. С боевиками заключили соглашение. Их выпустили из города при условии, что они заберут с собой только легкое вооружение и передадут всех военнопленных. Однако на практике получилось по-другому. Когда проправительственные силы обследовали восточные районы Алеппо, то в одной из школ нашли своих пленных. Кого-то обезглавили, кого-то убили выстрелом в голову, несмотря на достигнутые договоренности. Тогда из города вышло около 7 тысяч боевиков. Их вывозили круглые сутки на автобусах, с семьями, детьми, вещами и боеприпасами.

Инфраструктура Алеппо была почти полностью разрушена. После полного освобождения и зачистки города, здесь приступили к работе специалисты нашего противоминного центра. Дом за домом они обследовали Алеппо и обезвреживали оставленные боевиками самодельные взрывные устройства. По интернету прокатилась картинка с дружелюбной собакой по кличке Кефирчик. Она помогала российским военным разминировать город. Три месяца ушло на то, чтобы полностью очистить Алеппо от мин и фугасов.

Переходящая Пальмира…

Операция по освобождению Пальмиры началась 9 марта 2016 года. ВКС России регулярно наносили удары по колоннам боевиков, которые пытались прорваться к своим из Дейр-Эз-Зора и Ракки. Закончилось все 27 марта. Боевиков, около 2 тысяч человек, выбили из исторического города и из современной части — Тадмора. Именно при освобождении Пальмиры геройски погиб наш военнослужащий Александр Прохоренко. Он корректировал огонь артиллерии сирийцев, но был вычислен боевиками ИГИЛ. Когда он понял, что неизбежно будет либо убит, либо попадет в плен к боевикам, он дождался пока они максимально близко подойдут и вызвал огонь на себя. Награжден звездой Героя России посмертно.

В мае в Пальмире оркестр Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева дал концерт в исторической части. Пальмира стала символом торжества русского оружия. Жители города тогда слушали оркестр, который символизировал начало мирной жизни, и верили в то, что тот кошмар, который они пережили, находясь под контролем ИГИЛ, больше не повторится. К сожалению, они оказались не правы.

Боевики все еще угрожали окрестностям города. Уж была ли это халатность или такая железная уверенность в собственных силах, но часть правительственных войск скорее после взятия Пальмиры была переброшена на другие участки фронта, чем боевики и воспользовались. В декабре они начали наступление на Пальмиру.

И спустя полгода после триумфального освобождения, спешно отступив, сирийские войска сдали город.

За вторую оккупацию боевики успели взорвать Тетрапилон и часть Римского театра (того самого, где проходил концерт оркестра Мариинского театра). Была вероятность, что Пальмиру все мировое сообщество потеряет. Уже с 14 декабря сирийские войска контратаковали боевиков. Наша авиация наносила точечные удары, подготавливая наступление сухопутных сил. Интересно, что боевики в своих аккаунтах хвалились, что захватили Пальмиру якобы силами всего 300 человек. Однако, правительственные силы опровергали эту информацию и называли цифру от 1000 до 4000 боевиков.

26 марта сирийские войска вновь вошли в историческую часть Пальмиры. На этот раз насовсем.

Снятие блокады с Дейр-Эз-Зора и Абу-Кемаль…

Наступление на Дейр-эз-Зор началось летом 2017 года. Когда сирийским войскам удалось взять город Сухне в провинциии Хомс, отступающих террористов загнали в несколько «котлов» и зачистили. Обеспечив себе тыл, сирийская армия уверенно продвигалась в сторону заблокированного города. В какой-то момент боевикам удалось разбить гарнизон Дей-эз-Зора на два группировки — одна контролировала базу 137-й бригады, а другая держала аэропорт. Если бы боевикам удалось тогда выбить оба гарнизона, то неизвестно, сколько бы продолжалась операция по освобождению города.

5 сентября 2017 года было официально объявлено о прорыве блокады Дейр-эз- Зора. Передовые отряды сирийских сил под командованием Сухейля аль-Хасана вошли в город.

Затем наступил черед Абу-Кемаля. Он был стратегически важен, поскольку находится на самой границе с Ираком и боевики практически свободно гуляли через границу. Перекрыть им кислород было необходимо, особенно сразу после освобождения Дейр-эз-Зора. Город взяли «толково». Сначала артиллерией были подавлены все минометные точки и уничтожена техника, и только потом основные силы начали наступление. Боевиков в самом городе было немало, однако лишенные техники и минометов они довольно быстро «сломались» и вышли из города. Зачищала же Абу-Кемаль ливанская Хезболла. Через 10 дней объявили о полном освобождении города.

Эль-Каратейн — последняя битва…

В сентябре 2016 года уже казалось, что никаких серьезных переломов не будет. Шли бои за Дейр-Эз-Зор, Пальмира осталась глубоко в тылу. И вдруг утром 30 сентября пришла информация о якобы захваченном городе Эль-Каратейн в провинции Хомс. Город располагался за 160 километров от линии фронта. Сначала эта информация показалась уж слишком неправдоподобной, ведь как удалось каким-то разрозненным отрядам захватить не просто село, а целый город, было совершенно непонятно. Единственное, что тогда смущало — отсутствие связи с самим городом. Проверить тот или иной факт было невозможно. Уже тогда возникло предположение, что боевикам могли помочь спящие ячейки внутри Каратейна. Это было единственным логичным объяснением.

К ночи 30 сентября на территорию правительственных сил пробились уцелевшие бойцы гарнизона Каратейна и подтвердили, что город был взят боевиками именно с помощью местных ячеек. Ситуация, по словам уцелевших, развивалась следующим образом.

Утром, около 10 часов, к городу с трех направлений подъехали колонны машин. По бойцам, находившимся на блокпостах, открыли огонь. На одном из блокпостов уничтожили весь гарнизон, но бойцы двух других успели передать в город информацию о нападении.

Впрочем, гарнизон города был сравнительно малочисленным, состоял, в том числе, из полицейских, которые не имели опыта боевых действий. И тут они оказались меж двух огней. С одной стороны наступают боевики с окраин, а в самом городе уже полыхает восстание — начали действовать «спящие» ячейки. Оставшиеся в живых военные и полицейские отошли в здание местного муниципалитета и до 9 вечера пытались его удержать, но когда поняли, что город полностью под контролем боевиков, решили прорываться к своим. Именно они и принесли весть о том, что город потерян. А для мирных жителей начались 22 дня ада.

Боевики убивали местных без разбора. Сначала, по словам жителей Каратейна, они загнали всех по домам и начали грабить. Любой, кто пробовал сопротивляться или вопреки запрету покидал, дом был убит. Когда Каратейн освободят, городской колодец будет заполнен трупами местных жителей.

ИГИЛовцы взорвали в Каратейне хлебзавод и больницу. Город остался без продуктов и лечения. Трупы лежали на улице, родственникам не разрешали забирать тела своих близких и хоронить их.

Правительственные войска не сразу решились на штурм. Им нужна была информация о численности противника. К тому же, расположенная недалеко от Каратейна военная база также подвергалась атакам ИГИЛ. Правительственные войска были вынуждены сначала бросить силы на защиту базы, а когда опасность ее захвата окончательно миновала, начали готовиться к освобождению города. Боевики же, окрыленные успешным захватом Каратейна, решили встретить правительственные силы не в городе, а в окрестностях. И просчитались. Сирийцам потребовался час, чтобы обратить их в бегство. Город снова перешел под контроль правительственных сил.

Итогом 22 дней под властью ИГИЛ стали более 200 убитых мирных жителей. Город был разорен и почти полностью разрушен. Только с приходом правительственных сил родственники смогли забрать тела своих родных и похоронить их. Сами сирийские солдаты говорили, что им редко приходилось видеть результаты такой бессмысленной жестокости.

Читайте также: Боевики в Сирии уничтожили 7 самолетов ВКС РФ.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU

e-Commerce Partners Network

0

Что еще почитать: