Суд признал виновной женщину, сбившую «пьяного» мальчика в Балашихе

0

Печать

В Железнодорожном городском суде Подмосковья огласили приговор Ольге Алисовой, в апреле этого года на автомобиле сбившей насмерть шестилетнего Алешу Шимко. Трагедия получила широкий общественный резонанс из-за того, что по результатам экспертизы погибший ребенок был признан пьяным. Впоследствии специалисты нашли в заключении ошибки.

Алисовой назначено три года колонии-поселения с запретом водить машину на 2,5 года после освобождения. Суд также взыскал с нее 2,5 миллиона возмещения морального вреда, хотя родители погибшего мальчика требовали 10 миллионов.

Суд признал виновной женщину, сбившую «пьяного» мальчика в Балашихе

Суд признал виновной женщину, сбившую «пьяного» мальчика в Балашихе

Правоохранительные органы разбили эту трагическую историю на две части. По результатам расследования первой Следственный комитет предъявил обвинение в халатности судмедэксперту Михаилу Клейменову, который, как выяснилось, изъял образец крови ненадлежащим образом. Во второй, как ожидается, точка будет поставлена в ближайшее время: 15 ноября суд признал Ольгу Алисову виновной.

Вот вступительной части приговора судья Владимир Шекун объявил, что повреждения у сбитого машиной ребенка расцениваются как тяжкий вред, а между тяжким вредом и смертью мальчика существует причинно-следственная связь. Судья также указал, что Алисова в момент ДТП была трезва и по телефону не разговаривала (хотя про телефон рассказывали очевидцы — «СТМ/24»).

Сама Алисова пыталась переложила вину на ребенка и его родных. Она усомнилась в справедливости проведенного следствия.

В среду, 15 ноября, сбившая ребенка во дворе дома Ольга Алисова выступила с последним словом. Она так и не признала, что в тот день была невнимательной, не следила за дорогой. Более того, вину за произошедшее Ольга частично переложила на самого ребенка и его родных. Якобы, это они не досмотрели, вот парень и выбежал на дорогу.

От Ольги многие ждали искренних извинений. Но они за все пять минут речи так и не прозвучали. Последнее слово Алисова… читала по бумажке. Ее речь изобиловала ссылками на нормы уголовно-процессуального кодекса, статьи конституции, из чего можно было сделать вывод — к написанию речи руку приложила ее адвокат.

— Все это время меня хотели представить в образе какого-то неодушевленного монстра, который пытается уйти от ответственности любым путем, — начала речь Алисова . — Но это не так. Я лишь пыталась опровергнуть лжесвидетельствования, которые были представлены не только в суде, но и в СМИ. Обнаружение алкоголя в крови ребенка сделало это дело резонансным. И люди ополчились против меня, обвиняли, что я подстроила, купила экспертов. Но это наглая ложь…

Собственно, на этих словах лирическая часть выступления закончилась. И начались обвинения.

Сославшись на правила ПДД, Алисова заявила, что пешеход при переходе дороги не должен создавать помехи для движения транспортного средства или ограничивать обзор водителю.

То, что ребенок переходил дорогу во дворе около около детской площадки, она в расчет не взяла.

— А согласно статьи 39 конституции РФ за ребенка несут ответственность его родители. В данном случае мальчик был лишен присмотра и защиты, — заявила Ольгаю.

Далее подсудимая выразила сомнение в справедливости проведенного следствия. «Не было установлено, что у меня не было технической возможности избежать столкновения с ребенком».

Назначение ей реального срока наказания она назвала «не согласующимся с практикой по неумышленным преступлениям». И попросила в случае признания вины приговорить ее к условному сроку. Если же срок будет реальным, отправить ее в колонию-поселение вместо запрошенной прокурором колонии общего режима. А отбывание наказания отсрочить до совершеннолетия дочери. «Алешу не вернуть. А сейчас страдает моя дочь. Я прошу суд дать возможность воспитать ее».

Заявленную сумму компенсации морального вреда (напомним, это больше 10 млн рублей) Алисова попросила уменьшить до посильной выплаты.

— Я — мать-одиночка, у меня ничего нет, кроме автомобиля, за который не полностью выплачен кредит. Также прошу учесть, что из-за резонанса меня вряд ли возьмут на работу. Я никогда не привлекалась, надеюсь на справедливое решение суда, — закончила речь Алисова.

В перерыве адвокат отца погибшего ребенка Виктор Данильченко ответил на вопросы журналистов. Он подчеркнул, что если бы не ажиотаж, подобное дело рассмотрели бы за два дня.

— С точки зрения доказательной базы это дело достаточно простое. Есть очевидцы наезда, и не один человек, а, как минимум, шесть. Что касается слов подсудимой о том, что она не имела технической возможности затормозить, ее позицию можно было бы принять, если бы она видела ребенка, выскочившего на дорогу, пыталась нажать на педаль тормоза. Но она даже не видела мальчика, а значит, передвигаясь по дворовой территории, была крайне невнимательна.

«СТМ/24»: — То, что она разговаривала по телефону в момент столкновения, является отягчающим обстоятельством?

— Нет, таковым может быть опьянение виновника ДТП, непогашенная судимость…

«СТМ/24»: — Как движется параллельное дело по халатности?

— Думаю, оно уже на финишной прямой.

Напомним, на предыдущем заседании прокурор попросил для Алисовой три года в колонии общего режима и три миллиона рублей в качестве моральной компенсации родным мальчика.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU

e-Commerce Partners Network

0

Что еще почитать: