Силовой сценарий для Донбасса

0

Печать

Удар по Донецку и Луганску будет сопровождаться  масштабным военным маневром с целью отрезать очаги сопротивления от границы с Россией. И, конечно, главное — сделано это будет в тот момент, когда по каким бы то ни было причинам Москве будет затруднительно продемонстрировать мгновенную реакцию. С точки зрения календаря ближайших событий лучшего времени, чем Олимпиада в Рио-де-Жанейро, открывающаяся в конце июля, не найти

По воле Порошенко минский процесс зашел в тупик, из которого выбраться — чем дальше, тем сложнее. Дело дошло до фактического саботажа — вслед за одним представителем Украины (Романом Бессмертным) переговорную группу покинул другой — экс-секретарь Совета национальной обороны и безопасности Владимир Горбулин. Таким образом, уже даже продолжение переговоров, и без того сугубо формальных, находится под угрозой. На этом фоне все громче снова звучат в Киеве заявления «ястребов» о необходимости возвращения Донбасса силой и «восстановления территориальной целостности Украины» военным путем. Несколько месяцев назад тот же Горбулин допускал подобное развитие событий не только в отношении Донбасса, но даже Крыма. Несмотря на то что «победного» опыта (Иловайск, Дебальцево) киевским стратегам не занимать, попытаемся проанализировать последствия вероятной агрессии Порошенко в отношении народных республик.

Судя по всему, в случае практической реализации военного сценария Киев ориентируется на молниеносную кампанию в духе 6-дневной войны Израиля 1967 года или хорватской операции «Буря» 1995-го. Тогда, стоит напомнить, 200-тысячная хорватская армия в течение 5 дней выселила соразмерное количество сербов из Республики Сербская Краина, с их исконных территорий. Согласно этому плану стремительность операции, в которой счет идет на часы, станет одним из основных залогов ее успеха. Удар по Донецку и Луганску будет сопровождаться не менее, а, может быть, даже более масштабным военным маневром с целью отрезать очаги сопротивления от границы с Россией. И, конечно, главное — сделано это будет в тот момент, когда по каким бы то ни было причинам Москве будет затруднительно продемонстрировать мгновенную реакцию. С точки зрения календаря ближайших событий лучшего времени, чем Олимпиада в Рио-де-Жанейро, открывающаяся в конце июля, не найти.

С другой стороны, неоднократно озвученные украинским президентом приглашения «международных военных миссий» на Донбасс могут также достичь своей цели. И если ОБСЕ все-таки не решится ради Порошенко поменять собственный устав, создать вооруженную миссию и отправить ее в «горячую точку», сопряженную с угрозой для жизни ее сотрудников, то администрация Обамы на излете своих полномочий может и откликнуться на приглашение Киева. В этом случае любая провокация на линии соприкосновения будет уже смертельно опасной для сохранения мира в регионе и может повлечь за собой начало военной кампании.

Как в этой ситуации будет действовать Москва? С учетом опыта грузинской агрессии 08.08.08, случившейся как раз в день открытия Олимпиады в Пекине, следует ожидать оперативной реакции — по крайней мере, технически это будет гораздо проще, чем в труднодоступной с российской стороны гористой местности Южной Осетии. В то же время быстрота реакции, безусловно, будет зависеть от возможных последствий открытой помощи народным республикам Донбасса со стороны официальной Москвы. (А Москве действовать придется решительно.)

Что до последствий со стороны Запада, то, как бы это ни пытались скрыть, именно данный вопрос будет ключевым в принятии решения. Не секрет, что Минские соглашения рассматриваются Европой и США в качестве морковки, висящей перед Москвой в виде перспективы отмены санкций, и нет никаких причин считать, что этот подход изменится в ближайшее время. В свою очередь Кремль их воспринимает как ключ к ситуации на Украине — ведь искомая, но пока так и не реализованная конституционная реформа как раз призвана создать прецедент автономии с особым статусом в называющей себя унитарной стране. В то же время надо понимать, что санкции сами по себе, как и вопрос их возможной отмены, в не меньшей (если не в большей) степени относятся к области властной психосоматики, чем к реальным проблемам отечественной экономики.

Поясним: представители власти разного уровня за время «тучных лет» путинской стабильности привыкли органично воспринимать себя в Европе. Любое же противостояние с Европой в этой связи воспринимается как нечто абсолютно искусственное и навязанное — следовательно, как то, от чего необходимо как можно скорее избавиться. С расчетом на это два года назад и вводились санкции. Но — спасибо истории — национальная идентичность оказалась дороже. Поэтому, как бы неприятно (в первую очередь чисто эмоционально) не было, ради отмены санкций российская власть не пожертвует национальными интересами. Иначе ее не поймет народ, и она утратит стабильную поддержку на выборах. В этом состоит одна из немногих прелестей социологической демократии. Поэтому прагматический расчет авторов санкций на естественное стремление высокопоставленных российских чиновников к европейскому комфорту по большому счету не оправдывается. Иначе бы давно уже над Донбассом развевался жовто-блакитный флаг.

В случае украинской агрессии российский ответ последует незамедлительно. Уже не в виде «северных ветров» и гуманитарных конвоев, а в непосредственном облике Российской армии, которая остановится только по приказу. Естественно, это вызовет резкую эскалацию напряженности в наших отношениях с Западом — на это и будет расчет авторов провокации. Ведь уже в этом июле автоматическое продление санкций против нашей страны будет невозможным. А в будущем январе, исходя из оценки нынешних проблем между Старым и Новым Светом, вашингтоно-брюссельский консенсус при новом, только что избранном американском президенте и вовсе сомнителен.

Другой вопрос — решатся ли США и НАТО на военную помощь Киеву в этом случае? Есть серьезные основания полагать, что на данный момент, кроме поставок техники и вооружений, НАТО не пойдет на операцию помощи Украине, задействовав собственную армию. Потому что воевать с Россией из-за Украины как минимум глупо. И никакой бундесвер не одобрит подобного рода планы. Разве что разрекламированный сводный украино-литовско-польский полк выступит где-то под Киевом. В боевой «мощи» украинской армии, в свою очередь, сомнений практически нет.

Вышеприведенный сценарий абсолютно вписывается в стратегию «сдерживания России», применяемую идеологами Белого дома на протяжении последних 15 лет. Именно поэтому вероятность его реализации можно оценивать как сравнительно высокую. Нам же со своей стороны нужно быть просто к этому готовыми. Чтобы избежать ненужных истерик.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU




e-Commerce Partners Network

0

Что еще почитать: