Российская сказка с нехорошим концом

1+

Печать

Житель чеченского села Кенхи Рамазан Джалалдинов принес Рамзану Кадырову извинения и вернулся домой. Напомним, он был вынужден бежать в Дагестан и скрываться там после записи обращения к Путину с рассказом о коррупции в Чечне и разрухе в родном селе. Дом Джалалдинова был сожжен. Нам удалось узнать обстоятельства возвращения Джалалдинова в Кенхи.

Рамазан Джалалдинов просит прощения (справа на фото)

30 мая стало известно, что Рамазан Джалалдинов возвращается в родное село. Накануне, 29 мая у Джалалдинова состоялась встреча с пресс-секретарем главы Чечни Альви Каримовым и заместителем министра МВД по ЧР Апти Алаудиновым.

Предполагалось, что после возвращения домой ранее задержанного двоюродного брата Джалалдинова Сеидмагомеда Насибова Джалалдинов пойдет на переговоры, однако он не был готов встречаться в Чечне, так как имел опасения за свою безопасность.

29 мая на Джалалдинова вышел один из членов партии НПК (политическая партия «Народ против коррупции») дагестанец Махи Идрисов, известный своей лояльностью к Кадырову. В свою очередь один из лидеров партии НПК Хасмагомед Абубакаров, авторитетный богослов, отец первого муфтия Дагестана, согласился выступить в роли главного на этих переговорах.

В Махачкале, в студии местного канала ННТ также присутствовали журналисты с «Грозный ТВ». Изначально предполагалось, что сюжет с извинениями Джалалдинова будет записан, как происходящее в Грозном, однако, Альви Каримов углядел в этом «опасность обвинений со стороны провокаторов», и в итоге извинения были записаны с микрофонами без чехлов.

Чеченские власти обещали Джаладинову восстановить его дом в селе Кенхи, а также выделить материальную помощь и помощь в устройстве дочери в высшее учебное заведение. Единственное что попросили взамен – это молчание. Молчания Джалалдинова ранее требовали и некоторые дагестанцы, лояльные Кадырову.

По имеющейся у нас информации, у Рамзана Кадырова состоялись телефонные переговоры с Хасмагомедом Абубакаровым, в ходе которого глава Чечни выразил недовольство сложившейся ситуацией, буквально озвучив, что если с Джалалдиновым что-нибудь случится, то обвинят в этом его, Кадырова. Поэтому самым безопасным местом для Рамазана будет Чечня, его родина.

Гарантами безопасности Джалалдинова стали и Альви Каримов и замглавы МВД Чечни Апти Алаудинов, которые в свою очередь обещали, что «ни один волосок с головы Рамазана не упадет».

Как передают источники, в ходе переговоров Джалалдинову принесли извинения со своей стороны представители чеченских властей. Однако в официальном инстаграме Рамзана Кадырова и в репортаже на ЧГТВ показали лишь объяснения Хасмагомеда Абубакарова и извинения Рамазана Джалалдинова. Абубакаров заявил, что «общественные провокаторы» могут использовать такие ошибки, какие совершил Джалалдинов, в свою пользу.

«У меня никакого сомнения нету, что Рамзан (Кадыров — «СТМ/24») не только такие, намного тяжелые, намного глубокие вещи может прощать, потому что это духовно богатый человек. На сегодняшний день, если взять по всей Российской Федерации, какого главу республики с ним сравнить, я не знаю. Люди же это понимают, поэтому люди Рамзану постоянно делают дуа (читают молитву- «СТМ/24»). Была бы у меня такая возможность, чтобы свою жизнь Рамзану отдать, вот так многие думают».

В свою очередь Джалалдинов заявил, что 99 процентов информации о нем в СМИ — это ложь. Стоит отметить, что все эти 99 процентов были записаны со слов Джалалдинова несколькими днями и неделями ранее журналистами, с которыми он охотно шел на контакт.

«Если бы я узнал бы, что я стал причиной ссоры между людьми братских народов, я рот не открыл бы. Я извиняюсь, это была ошибка, очень большая ошибка», — заявил Джалалдинов, и отметил, что уже сегодня село Кенхи процветает.

31 мая Рамазан Джалалдинов в сопровождении активиста партии НПК Махи Идрисова вернулся в свое родное село. Джалалдинов отметил, что уже «рисуется проект его будущего нового дома».

Руководство дагестанского отделения партии «Народ против коррупции» теперь заявляет, что лидеры партии поспособствовали разрешению конфликта, в то время как руководство Дагестана никаких мер не предприняло.

Размышления «СТМ/24»:

Все чаще мы слышим, что очередной гражданин России извинился перед Рамзаном Кадыровым, главой Чечни. Вот три свежих случая:

1. Красноярский депутат Сенченко в фейсбуке назвал Рамзана «позором России». Потом долго, длинно, витиевато просил прощения.

2. Председатель Верховного суда Чечни Каратаев не только извинился, но и покорно ушел в отставку.

3. Только что длинную сбивчивую покаянную речь произнес простой житель чеченского села. У него на днях сгорел дом, а если бы извинился побыстрее, то дом, вероятно, уцелел бы. А если б этот простой Джалалдинов помалкивал в тряпочку, то дом уцелел бы совершенно точно, а?

Читайте также: Рамазан Джалалдинов назвал «пособников Кадырова».

Возможно, Сенченко у себя в Сибири выпил лишнего, спьяну ругнулся — увлёкся, забыл, что надо «фильтровать базар» (как это у них называется). Но извинился он не тогда, когда протрезвел, а после того, как к нему кто-то приходил и что-то объяснил.

Председатель Верховного суда Чечни — юрист с огромным опытом, у таких людей фильтр базара включён всегда, а всё же взбрыкнул. Но, вероятно, и с ним поговорили, и он всё понял. И с простым Джалалдиновым поговорили.

Разные люди, а поведение одно: сперва резкие или строптивые слова, потом — извинения. Схема одна — значит, и мотив такого поведения, вероятно, один.

Читайте также: Как в Чечне переубеждают критиков Кадырова.

А что общего у всех людей, в том числе таких разных, как бедняк из села, бизнесмен из Красноярска и председатель Верховного суда из Чечни? Общее у них то, что жизнь одна. Страх смерти и, возможно, не только своей, но и жён, детей… Там, в Чечне, случается: отцы сами сдают своих сыновей в руки следователей.

Постепенно про Рамзана Кадырова люди перестанут говорить плохо. Случившихся уроков уже достаточно. (Мы даже не упоминаем тех, кто извиниться не успел: Немцов, Эстемирова…, дополните сами, если есть желание.)

Когда Сталин уничтожил всех, кто ему мешал, и всех, кто его раздражал, о нём перестали говорить плохо. Никто не смел бранить товарища Сталина. Ему даже не приходилось лично вмешиваться в каждом отдельном случае. Работала система.

В романе лауреата Сталинской премии Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» очень важные ответственные партийные чиновники встречаются за товарищеским столом.

Гетманов, поглядев на портрет Сталина, висевший на стене, поднял рюмку и сказал:

— Что ж, товарищи, первый тост за нашего отца, пускай он там будет здоров.

Член Военного совета армии, бригадный комиссар Гетманов — очень важный чин, но ему суждено было пережить неприятные минуты. Его товарищ Мащук перелистывал большой семейный альбом и вдруг так выразительно поднял брови, что все невольно потянулись к альбому. На фотографии был заснят Гетманов в своем довоенном обкомовском кабинете, а над ним висел портрет Сталина, такой огромный, какой может быть только в кабинете секретаря обкома. Лицо Сталина на портрете было размалевано цветными карандашами, к подбородку была пририсована синяя эспаньолка, на ушах висели голубые серьги.

— Ну что за мальчишка! — воскликнул Гетманов и даже по-бабьи как-то всплеснул руками. Жена его расстроилась, повторяла, оглядывая гостей:

— И ведь, знаете, еще вчера перед сном говорил: «Я дядю Сталина люблю, как папу».

— Нет, это не детская шалость, это злостное хулиганство, — вздохнул Гетманов.

Злостное хулиганство — вот какую уголовную статью отец назначает собственному сыну.

Гетманов и Мащук в эту минуту вспомнили довоенный случай, — племянник их земляка, студент, в общежитии стрельнул из духового ружья по портрету Сталина. Они знали, что болван-студент дурил, не имел никаких политических, террористических целей. Земляк, славный человек, просил Гетманова выручить племянника. Гетманов после заседания бюро обкома заговорил с Мащуком об этом деле.

Мащук сказал:

— Дементий Трифонович, ведь мы не дети — виноват не виноват, какое это имеет значение… А вот если я прекращу это дело, завтра в Москву, может быть, самому Лаврентию Павловичу сообщат: либерально Мащук отнёсся к тому, что стреляют по портрету великого Сталина. Сегодня я в этом кабинете, а завтра я — лагерная пыль. Хотите на себя взять ответственность? И о вас скажут: сегодня по портрету, а завтра не по портрету…

Через месяц или два Гетманов спросил у Мащука:

— Ну как там тот стрелок?

Мащук, глядя на него спокойными глазами, ответил:

— Не стоит о нем спрашивать, оказалось, мерзавец, кулацкий… (у Гроссмана здесь матерное слово. См. книга Первая, глава 21), — признался на следствии.

И сейчас Гетманов, пытливо глядя на Мащука, повторил: «Нет, не шалость это».

— Да ну уж, — проговорил Мащук, — парню пятый год, возраст все же учитывать надо.

…Пятый год?! Вот только тут мы узнаём, что преступнику четыре года. Такие дела.

Этот мальчик, чья шалость несёт смертельную угрозу всей семье, — живёт в реальности. Его знаменитый на весь мир ровесник живёт в сказке. Маленький сказочный мальчик крикнул: «Король голый!»

Но мы же не знаем, что стало потом, ночью, с этим мальчиком, с его родителями. Успели они выскочить из горящего дома? У Андерсена об этом ни слова. Он не знал? Или не хотел, чтоб у сказки был плохой конец? И вообще — это же сказка, а у нас…

Хотели написать «у нас реальная жизнь», а потом поняли: нет, у нас как раз сказка.

Если люди каждый день изумлённо восклицают: «Этого не может быть!» — значит, мы живём в сказке. Только сказки в России у всех разные.

Потому что депутаты у нас живут как в сказке, но — в депутатской; совсем иной, чем русская народная пенсионерская. И наш премьер-министр живёт в своей сказке — ещё более лучшей, чем депутатская.

В отдельной сказке живут председатель Думы, председатель Совета Федерации и настоятель РПЦ. В отдельной весёлой сказке живут дети владельцев нефтяных компаний и других олигархов.

Ну а кое-кто живёт в сказке с плохим концом. И если успевает это вовремя понять — успевает уехать.

Читайте также: Социальный аборт России.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU




e-Commerce Partners Network

1+

Что еще почитать: