Реалистичная версия убийства Моторолы

0

Печать
Нам стала известна на сегодняшний момент самая неожиданная и сенсационная версия гибели Арсена Павлова, о которой официальные лица предпочитают молчать.

Реалистичная версия убийства Моторолы

Глава Донецкой Республики Александр Захарченко сегодня заявил: он знает, кто причастен к убийству Моторолы (Арсена Павлова) — это некто Виталий Мариков, который является главой управления СБУ на Донбассе и еще ряд сотрудников Службы безопасности Украины.

Однако нам стала известна на сегодняшний момент самая неожиданная и сенсационная версия гибели Арсена Павлова, о которой официальные лица предпочитают молчать. По мнению наших источников, это могла быть обычная криминальная бандитская разборка.

Почти месяц прошел с того момента, как в подъезде своего дома, в лифте, был взорван самый известный командир донецких ополченцев посмертный герой ДНР Арсений Павлов.

Наиболее популярная и всех (даже украинцев) устраивающая версия, что это была их диверсионная группа, крутые соколы Порошенко.

Но зачем приезжим диверсантам так усложнять себе жизнь? Закладывать взрывчатку в кабину лифта пусть плохо, но охраняемого дома, поджидать нужный момент — ведь в подъемное устройство мог войти кто угодно, а бомба такая штука, что все просчитать невозможно.

Такие преступления продумываются заранее и тщательно. Если цель киллеров — стопроцентно ликвидировать Моторолу, то взрывать лифт совершенно необязательно, гораздо проще, и это подтверждают все, сделать это на открытом пространстве, на улице, в толпе, тем более, что парень играл с огнем и вместе с семьей гулял по Донецку практически без охраны, киллеру даже не надо было подходить близко, «снять» такую легкую цель можно дистанционно.

А уж как и где фланирует Павлов с семьей — этим полон весь интернет. В августе он, например, вместе с ребенком и глубоко беременной женой вполне открыто выезжал даже в Абхазию.

«Его окружение знает, что Моторола очень плохо водил машину, вообще никак, при этом он не любил доверять руль помощнику, гонял сам. Друзья опасались, что с его характером и желанием носиться, рано или поздно он может попасть в серьезную аварию. Устроить подставу на наших дорогах — раз плюнуть», — объясняют близкие. Однако и этот простой путь не был почему-то реализован.

Но только представим себе, что истинная цель киллеров вполне могла быть другой.

Не убить Моторолу как Моторолу, ополченца и человека, а показать руководству республики, кто в Донецке хозяин.

Своеобразная черная метка. И, прежде всего, Александру Захарченко. А теперь по порядку.

В конце прошлого года, а именно 22 декабря, был убит некто Мишаня Косой, известный донецкий криминальный авторитет Михаил Ляшко. По данным СМИ, один из ближайших соратников и компаньонов украинского олигарха Рината Ахметова. Убили Мишаню, правда, не на родине, а в Крыму — он зашел в подъезд дома, охрана услышала только глухие хлопки выстрелов, подбежала — на трупе три пулевых отверстия, киллера и след простыл.

Это смерть в далеком Крыму на самом деле очень много меняла в раскладе сил на Донбассе. Как политическом, так и криминальном. Журналисты нередко именовали Косого «человеком, чье имя нельзя упоминать». Фактически еще до начала украинских событий именно он контролировал большую часть подпольного (казино и девочки) и реального (алкоголь и сигареты) бизнеса в Донецкой области. По слухам, это были не только его деньги, а общаковые, то есть, грубо говоря, Ляшко аккумулировал и распоряжался финансами многих серьезных людей, которые вкладывались в донецкие активы еще при Януковиче.

Но самое главное, что Михаил Михайлович слыл настоящим табачным королем Донецка. Табачная фабрика «Хамадей» и в прежние времена приносила хорошую прибыль, а в войну доходы от ее работы, как говорят, вообще стали заоблачными. Не исключают, что причина этого — в разы возросшая контрабанда. Контрафактные фуры с сигаретами, как официально подтверждает руководство Украины, легко пересекают границу во все стороны. «Попытки контрабанды сигарет есть не только на Закарпатье, а еще и в Черновицкой, Волынской, Львовской областях, где есть граница со странами Евросоюза», — в одном из интервью заявил губернатор Закарпатья Геннадий Москаль. Он также высказал свои опасения, что дальше товар идет уже в страны Евросоюза.

Подобный самопал, как говорят, ныне можно встретить и в киосках Ростова-на-Дону. Как и каким образом он туда попадает, кто это контролирует и пропускает — речь сейчас не об этом. Но переворот в ДНР и приход к власти совершенно других людей, конечно, поломал прежние экономические расклады — начался передел и в табачной сфере. Фабрика поменяла своих хозяев, то есть, можно сказать, была национализирована. Доход от нее теперь, наверное, поступает в том числе и в бюджет непризнанной республики.

Могли ли так просто смириться с этим те серьезные люди, кто прежде вкладывался в «Хамадей»? Не затаили ли они нехорошие чувства по отношению к лишившим их денег? Велись ли переговоры между «старой властью» криминалитета и новой — Донецкой республики — на эту тему?

Если и да, то ни к какому общему и устраивающему всех знаменателю, скорее всего, не пришли. Именно с этим, с началом передела собственности и связывают декабрьское убийство Ляшко, которое, кстати, так и не было раскрыто правоохранительными органами Крыма.

А при чем здесь Моторола, скажете вы? Собственно говоря, практически не при чем.

Арсен Павлов — из ближнего круга Захарченко. Наиболее знаковая и популярная фигура. Несмотря на то, что разговоры, будто Захарченко мог ревновать командира ополченцев к славе, велись, вряд ли это соответствует действительности, поле деятельности у них было разграничено. Моторола не лез во власть. Моторола никому не был опасен. И, по большому счету, его гибель даже в военном плане ничего не решала.

Поэтому, как утверждают наши источники, на месте Моторолы на самом деле мог быть любой — просто Арсен по всем своим характеристикам и образу жизни подходил наиболее идеально, и это убийство — всего лишь демонстрация криминальными авторитетами своих сил и возможностей по отношению к новой власти, попытки ее запугать и заставить идти на уступки. Тогда понятен и выбор места преступления — не где-то на улице, а в самом доме, то есть мы можем попасть, куда захотим, мы здесь в Донецке у себя в вотчине.

Не спецы из СБУ, а местные бандиты, не желающие мириться с тем, что они больше не держат Донецк и их время прошло.

Читайте также: По российским законам Моторола являлся преступником.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU

e-Commerce Partners Network

0

Что еще почитать: