Рамазан Джалалдинов назвал «пособников Кадырова»

0

Печать

Мы разговаривали с Джалалдиновым на днях. Он находился в Махачкале проездом. Из-за объявленной на него Кадыровым охоты он постоянно меняет место ночевки. Его семья прячется отдельно от него.

Вынужденный бежать из Чечни житель села Кенхи Рамазан Джалалдинов продолжает скрываться в Дагестане (напомним, он записал видеообращение к Путину о коррупции в ЧР, после этого дом Джалалдинова сожгли, его и его семью заставили покинуть Чечню). Нам удалось побеседовать с Рамазаном: «охота» за ним продолжается, он меняет «конспиративные» квартиры и номера мобильников чуть ли не каждый день.

Записав видеообращение к Путину о коррупции в Чечне и сняв свое разрушенное еще во время войны село Кенхи в горном Шаройском районе (и это несмотря на миллиарды на восстановление Чечни из федерального центра, фонтаны с цветомузыкой, аквапарками, «Роллс-Ройсами» на равнине Чеченской Республики), Рамазан Джалалдинов бежал в Дагестан, чтобы остаться в живых.

Читайте также: Какой кортеж у Рамзана Кадырова.

В дагестанских СМИ появились многочисленные интервью местных политиков и бизнесменов, «обеспокоенных судьбой Джалалдинова». Но никто из них так ничем и не помог ему.

Мы разговаривали с Джалалдиновым на днях. Он находился в Махачкале проездом. Из-за объявленной на него Кадыровым охоты он постоянно меняет место ночевки. Его семья прячется отдельно от него.

Сейчас знакомые подыскали ему в столице Дагестана небольшое жилье, где он временно живет под охраной. Рано утром Джалалдинов покидает его и в течение дня находится в другом месте. Номера мобильных телефонов меняет почти каждый день. В общем, настоящий детектив, шпионское кино.

— Уже несколько раз меня чуть не забрали прямо в Махачкале, средь бела дня. Как куда? Отвезти Кадырову, — говорит Рамазан. — В первый раз я встречался с Хизри Шихсаидовым (глава Народного собрания Дагестана — «СТМ/24»), встретились в ресторане в центре города, и он пытался убедить меня вернуться в Чечню и пойти на мир с Кадыровым. Я сказал ему, что я с Кадыровым не ссорился и мне не нужно с ним мириться.

Он при мне звонил Адаму Делимханову (депутат Госдумы от Чечни — «СТМ/24»), чтобы обсудить условия, но я отказался и ушел. Со мной были ребята из моего села, они меня охраняют иногда, чтобы беды не случилось.

Потом мы поехали в мечеть на улице Малыгина на молитву, выходили оттуда – опять меня зажали со всех сторон и пытались затащить в машину. Я этих людей знаю, это все люди Шихсаидова и Сагида Муртазалиева (бывший глава отделения Пенсионного фонда в Дагестане), он сейчас в Дубае скрывается от уголовного дела. (В прошлом году Муртазалиева заочно арестовали и объявили в международный розыск по обвинении в финансировании терроризма, убийствах и покушении на убийство — по версии следователей, в 2009-10 годах, будучи главой Кизлярского района республики, он нанял киллера, который убил двоих сотрудников местного центра по противодействию экстремизму, также было совершено покушение на тогдашнего вице6-мэра Кизляра — «СТМ/24»).

Его люди и люди Шихсаидова за мной тут охотятся наперегонки, кто первый поймает и сдаст Рамзану.

– А зачем это Шихсаидову?

— Все они хотят выслужиться перед Кадыровым. Шихсаидов звонит Адаму Делимханову, вежливо с ним разговаривает, как лучше меня сдать. Говорит о мире, компромиссе.

Но вы же прекрасно понимаете, что они сделают со мной, если я попаду к ним в руки. Это будет либо унижение, после которого не стоит и жить, либо насилие. Еще есть способ – просто «потерять меня».

Кадыров мне не простит то, что я довел до Путина ситуацию, которая в реальности здесь происходит. И я почему-то уверен, что Путин в курсе и сейчас наблюдает за ее развитием. Его пресс-секретарь Песков уже высказывался на эту тему, мол, если дом реально сожгли за жалобу президенту, это нельзя оставить без внимания. Вот и не оставляют. Мне звонят из Кенхи и рассказывают о происходящем. Так вот, Москва отправила серьезные комиссии из Счетной палаты, Гепрокуратуры, ФСБ. На моих односельчан оказывается серьезное давление сейчас!

Читайте также: Как в Чечне переубеждают критиков Кадырова.

– Как это выглядит?

– Хамзат Ахмедов, он вроде помощник главы Шаройского района, точно его должность сегодня не знаю, работает с людьми в районе, чтобы они все не общались ни с журналистами, ни тем более – с членами комиссий из Москвы. Полицейские ходят по домам и предупреждают, что все въезжающие в село под контролем, и с кем они здесь встречаются – тоже, чтоб люди закрыли рот на замок и никому ни слова. Собирают подписи против меня, что я чуть ли не преступник или сумасшедший. Потом заставляют жителей села подписывать письмо о любви к Путину и что Джалалдинов хотел этой любви помешать.

– Вы ожидали такого развития ситуации?

— Я знал, что они будут преследовать меня, и к этому был готов. Я делал это ради своих сельчан, замученных, запуганных несчастных людей, которые честно живут и не знают, как искать правды там, где нет закона. Но то, что они так начнут прессовать и унижать людей, запугивая их тем, что сожгут дома, так же, как и мой, если они хоть слово правды проверяющим из Москвы скажут, вот такого я не ожидал. Мне больно и горько за те страдания, что свалились на этих людей.

— Рамазан, вы житель Чечни, но этнический аварец. Сегодня спасаетесь от преследования в Дагестане. Как ведут себя дагестанцы по отношению к вам?

— От простых людей я получаю столько поддержки и сочувствия, что не могу передать вам словами. Люди на улицах меня узнают, предлагают помощь.

Недавно меня выманивали на встречу, якобы журналист из Газеты.ру, звонил, настойчиво просил о встрече, предлагал помощь, охрану. Неудобно было отказать ему, пришел на встречу с черного хода в торговый центр. Ко мне выбегает женщина, продавщица кафе, говорит: три человека вместе пришли, кафе оцеплено, все люди не местные. Вывели меня, переодев, черным ходом, и так я остался жив в очередной раз. А люди во власти, похоже, уже не люди. Сагид Муртазалиев, он же тоже аварец, мы с ним земляки. А его люди охотятся за мной по Дагестану. Не боятся даже Аллаха – приходят к мечети, чтобы избить и выкрасть меня после молитвы!

– Что это за люди? Вы можете назвать их имена?

– Сагида Муртазалиева все в республике знают. Он известный в прошлом борец, а сейчас в ОАЭ скрывается, но продолжает платить своим людям, и они выполняют все его поручения. Хизри Шихсаидова тоже все знают. Правда, со мной на встрече он разговаривал вежливо и красиво, а люди его потом у мечети пытались увезти меня совсем не так вежливо и красиво. Аличулов Магомед-Гаджи, родом из Кизляра, Амиргамза Амиргамзаев из Кироваула, Анвар Гаджимагомедов – те люди, что пытались силой на улицах Махачкалы меня выкрасть и вывезти из Дагестана в Чечню…

Настроение у Рамазана скверное, скажем честно. Тот пыл и надежды на президента Путина, которые он возлагал, отправляя ему своего рода видеописьмо из родного Кенхи, почти угасли. Да, в Кенхи проложили почти 15 км асфальта, появилась дорога, решаются проблемы с электроснабжением и газом. Кадыров старается отчитаться перед президентом и сделать из горького, честного письма Джалалдинова нарядную праздничную открытку Кадырова, где светло и чисто, но люди ходят с заклеенным от страха ртом.

Читайте также: Пародия на Северную Корею.

Будущее главного героя всей этой истории покрыто туманом. Разлученный с семьей, обедающий бесплатно в мечети, ночующий по разным местам, вспоминая о родном сожженном доме, он – человек, у которого есть прошлое, но у которого пока нет будущего.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU




e-Commerce Partners Network

0

Что еще почитать: