Почему разрушают одну из лучших онкологических больниц в России

0

Печать
62-я больница считается лучшей онкологической клиникой в стране. Ее главврач Анатолий Махсон ушел в отпуск, из которого на прежний пост уже не вернется. А предшествовал этому заочный спор Махсона с вице-мэром по социальной сфере Леонидом Печатниковым.

Почему разрушают одну из лучших онкологических больниц в России

62-я больница считается лучшей онкологической клиникой в стране. Ее главврач Анатолий Махсон ушел в отпуск, из которого на прежний пост уже не вернется. А предшествовал этому заочный спор Махсона с вице-мэром по социальной сфере Леонидом Печатниковым. Предмет спора — статус больницы. Город сделал учреждение бюджетным. Раньше клиника имела автономию, что позволяло ей напрямую договариваться о ценах с поставщиками лекарств и оборудования.

Теперь все как у всех — больница пишет заявку, власти все оплачивают за счет бюджета. А вот все ли? Это зависит от величины этого бюджета.

Чиновники говорят о том, что, когда какая-либо больница имеет право на прямые переговоры с поставщиком, возникает угроза коррупции. При этом никаких претензий к 62-й клинике ранее не возникало. А город же, по версии властей, за счет оптового заказа еще и сэкономит.

Анатолий Махсон уверен, что при централизованных закупках без лекарств могут остаться тысячи онкобольных. В 62-й клинике такая угроза уже возникла, и больница сама докупила нужное лекарство за счет заработанных средств. Причем как утверждает Махсон, купила почти в пять раз дешевле, чем департамент здравоохранения.

Препарат «Иринотекан» 62-я больница приобрела по цене 1 213 рублей за упаковку. А Москва заплатила за это же лекарство 5 844 рубля. Еще несколько подобных примеров Махсон опубликовал в таблице сравнения закупочных цен. Позднее департамент здравоохранения ответил. Своей таблицей. Чиновники, защищая идею централизованных закупок, тоже сравнили цены, по которым товары для клиник закупает город с ценами, о которых удалось договориться 62-й больнице. Приборы Thunderbeat департамент здравоохранения Москвы купил за 73 тысячи, а 62-я больница — за 243 тысячи! Переплата — 231%, набор определенных тестов, по версии департамента, больница купила на 255% дороже, чем город при централизованной закупке и так далее. Махсон претензии прокомментировал. По его словам, авторы таблицы не уточнили, что приборы, о которых идет речь, Москва закупила с одной ручкой (что бы это ни значило), а 62-я больница — с пятью. По тестам город указал цену за 50 штук, а по больнице опубликовал стоимость покупки 250 упаковок. В итоге, по словам Махсона, по всем пунктам, перечисленным департаментом, получилось, что цены, о которых удалось договориться больнице, оказались ниже, чем прайс в централизованной закупке, и список можно продолжать, говорит Анатолий Махсон.

Анатолий Махсон бывший главврач 62-й больницы:

«У нас в больнице есть два прибора в одной лаборатории, абсолютно одинаковые, одной фирмы, купленные с разрывом в три месяца. Вот один прибор стоит 5 млн, другой прибор стоит 13. Разница только одна, потому что за 5 млн мы купили сами, а за 13 млн мы получили по централизованной закупке департамента здравоохранения».

Получить комментарий от департамента «СТМ/24» не удалось. В пресс-службе заявили, что будут готовы обсуждать эту тему только после проверки 62-й больницы. А закончится она только в следующем году. Это, кстати, уже 18-я проверка за год, и инициирована она была сразу после того, как главный врач начал заочно спорить о ценах и судьбе больницы с вице-мэром Печатниковым. Чиновник один раз прокомментировал претензии Махсона на клинико-анатомической конференции.

Расшифровка выступления Печатникова доступна на портале Vademecum. Он уточнил, что сам когда-то поспособствовал тому, чтобы больнице оставили автономию, а успехи 62-й клиники в экономии объяснил тем, что больница со скидкой закупает препараты с истекающим сроком годности, а бюджет так делать не может по закону. Позднее Махсон добавил, что лекарства заканчиваются раньше, чем истекает срок годности и что больница покупает дешевле не только такие лекарства, но и абсолютно новые.

Если медикаменты качественные и пригодные к использованию и их можно купить дешевле, почему это нужно пресекать, а не брать на вооружение?

Николай Жуков руководитель отдела лекарственного лечения опухолей Московского научно-исследовательского онкологического института имени Рогачева:

«Даже если 62-я больница закупала препараты дешевле из-за того, что там меньше срок годности, но она успевала все это перевести до истечения этого срока годности, в этом нет криминала. Разница, как бы да, по какой причине эти препараты стоили дешевле, если они качественные, если они сертифицированные и так далее. С учетом недостаточной обеспеченности онкологических пациентов препаратами, каждый лишний рубль — это не просто рубль, а это чья-то спасенная жизнь или продленные жизни».

Конфликт вокруг 62-й больницы позволил задать и более глобальный вопрос: а правильно ли вообще организована система закупок по стране? Так, из сообщения Махсона следует, что тот же препарат «Иринотекан» в 2014 году стоил 518 рублей за флакон. В 2016 году для больницы он подорожал в два с лишним раза, а для государства — в 11 раз. Споря друг с другом, Махсон и Печатников в одном оказались едины. Речь идет о причинах резкого подорожания лекарств.

В 2014 году аукцион по закупкам медикаментов строился так: заказчик, определяя стартовую цену, брал самую низкую из возможных. То есть говорил: «Мы готовы покупать это лекарство за 100 рублей». Поставщики начинали предлагать свои варианты, кто-то, например, говорил: «Мы можем не меньше, чем за 200». А кто-то соглашался продать и по 170. Как пояснил Печатников, в Минэкономразвития решили, что так отсекаются потенциальные конкуренты, а к торгам нужно допускать всех. Министерство предложило правила перевернуть и в качестве стартовой цены установить максимальную, чтобы потом участники конкурса соревновались, понижая цену. Разумеется, если максимальная цена на тот же условный препарат составляет 2 000 рублей, пара претендентов для вида посоревнуется и предложат 1 900 и 1 800. Но за 170 рублей это лекарство уже никто не продаст, особенно если конкурентов немного, и они могут договориться о том, что этот тендер выигрывает один, а следующий — другой. Проигрывает бюджет.

Договариваясь о поставках в частном порядке, можно добиваться снижения цен. Речь, конечно, идет о разнице не в 5 или 11 раз, о которой пишут пользователи соцсетей, вставшие на защиту 62-й больницы, но экономить действительно можно, говорит директор программ фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова.

Екатерина Чистякова директор программ фонда «Подари жизнь»:

«Цены, действительно, при закупках могут быть самыми разными, и я хочу сказать, что препараты, которые закупает наш фонд, они закупаются на 20-30% дешевле, чем то же самое происходит по госзакупкам. Это достигается прицельной работой с поставщиками, целенаправленно, потому что нам действительно важно сэкономить деньги благотворителя».

Вице-мэр, комментируя этот резкий скачок цен из-за письма Минэкономразвития, рассказал удивительную историю. По его словам, письмо регионы получили еще 12 января 2015 года.

Леонид Печатников вице-мэр Москвы:

«Все взяли под козырек, исполнили, и лекарства действительно подорожали. Такое было письмо. К сожалению, ни министр здравоохранения, ни я, ни мэр, мы об этом письме не знали, оно прошло по департаментам по всей России, поэтому по всей России цены стали расти. Во всех департаментах это письмо было, а в Минздраве его не было. Когда я об этом узнал, то с этим письмом помчался к мэру. Я не буду передавать эмоции Сергея Семеновича Собянина, он позвонил министру здравоохранения России Скворцовой, спросил, знает ли она об этом, она тоже ничего не знала. Сергей Семенович поехал к премьер-министру, и это письмо практически было дезавуировано».

Как о письме, которое поменяло правила закупок лекарств по всей стране, могли не знать департамент здравоохранения Москвы, мэр, министр здравоохранения и премьер? А кто тогда вообще «взял под козырек и исполнил»?

Что думают врачи и пациенты.

Янина Батищева, пациентка онкологической больницы №62: С 62 больницей связаны судьбы очень многих людей, которые могут в будущем столкнуться с заболеванием или уже столкнулись с ним.

Янина в очередной раз нервно перепроверяет соцсети — о том, что у 62 онкологической клиники начались проблемы, она узнала из них. О том, что происходит на самом деле, по телевизору не говорят, а фейсбук полнится слухами.

Именно в 62-ой Янину спасли от рака кожи. Диагноз, с которым живут не больше пяти лет, не возвращается уже десять. Она благодарна коллективу клиники буквально за каждый прожитый день. «Я помню, как однажды меня везли на каталке в операционную, медсестра меня расспрашивала, кем я работаю, что делаю, что там интересного. Это абсолютно неподдельно было, это меня отвлекло от соответсвующих мыслей. Я очень оценила это», ― вспоминает Янина.

Заведующая лабораторией больницы №62 Ирина Демидова тоже очень переживает: «Конечно, беспокоимся за будущее, как же нам не беспокоиться?». Но пока огромный механизм клиники работает без сбоев. В молекулярно-биологической лаборатории проводят генетические исследования, которые позволяют подбирать индивидуальное лечение и продлевать жизнь, тем, кому уже не поможет операция.

Ирина Демидова, заведующая молекулярно-биологической лабораторией ГКБ №62: «Огромное количество препаратов сейчас разработано, которые позволяют жить пациентам, которые в эпоху обычной химиотерапии погибали в течение года».

Скандал вокруг больницы продолжается вторую неделю. Руководство борется с правительством Москвы из-за распределения денежных потоков: Департамент здравоохранения вместо привычной автономной финансовой схемы навязывает свою, бюджетную.

Первой жертвой реформы станет как раз лаборатория Ирины Демидовой. В России генетические исследования считают необязательными, хотя во всем мире рак лечат, основываясь на изучении ДНК.

«Сейчас мы беспокоимся, что этого не будет, что если произойдут какие-то перемены, то наша лаборатория окажется где-то на четвертом плане, скажем так, при распределении средств», ― рассказывает Ирина.

История вокруг 62-й больницы перерастает в перепалку блогеров…

Все началось с публикации знаменитого повара Сталика Ханкишиева в живом журнале. Он рассказал о нескольких трагических историях, связанных с тем, как его знакомые и близкие пытались излечиться от рака — и в Германии, и в Израиле. Тем, у кого нет возможности лечиться за границей, могут помочь только в московской 62 больнице, которая держалась особняком, сама закупала лекарства, ее не оптимизировали два года назад. И вот — больницу закрывают, сливают с другими аналогичными учреждениями. А попутно Ханкишиев провел свое расследование — за сколько закупаются городом дорогие онкологические препараты, и кому выгодны высокие цены и дефицит.

После этого, представители Топ ЖЖ стали активно поливать друг друга грязью. При этом одни наблюдатели считают это благом: они уверены, что скандалы привлекут больше внимания к проблемам в отечественной медицине, другие опасаются, что за склоками блогеров сама тема закупок лекарств за бюджетный счет в итоге будет размыта…

В конце прошлого года в открытом противостоянии сошлись теперь уже бывший главврач 62-й больницы Анатолий Махсон и московские власти в лице Департамента здравоохранения Москвы и вице-мэра Леонида Печатникова. Махсон обвинил чиновников в том, что они закупают лекарства для больниц по завышенным ценам, и привел примеры того, как одни и те же препараты можно покупать существенно дешевле. Соответствующие бумаги он направил в ФСБ. Власти столицы отправили в 62-ю больницу проверку и не стали продлевать контракт с Махсоном.

На неоднократные запросы «СТМ/24» с просьбой как-то отреагировать на данные, предоставленные Махсоном, в департаменте и в пресс-службе вице-мэра ответили обещанием сказать что-либо только после того, как закончится проверка больницы. А она еще идет.

Параллельно тему активно обсуждают в сети. Внимание общественности к этой истории привлек повар Сталик Ханкишиев. И с каждым днем он становится все активнее на этом фронте. Недавно в своем ЖЖ Сталик сообщил, что ему уже угрожают убийством. До этого самый ярый защитник 62-й больницы успел обвинить всех блогеров, которые имеют другую точку зрения, в продажности. Досталось и тем, кто открыто на тему не высказывался. Некоторые из оппонентов Ханкишиева набросилась на него с оскорблениями. Он ответил. И так далее. Топ ЖЖ разделился на два лагеря. И это хорошо, считает блогер номер один в ЖЖ Илья Варламов.

Илья Варламов:

«Скандал всегда привлекает внимание, много людей вовлекли в этот процесс благодаря переходам на личности, какими-то скандальными постами, обсуждениями, кто прав, а кто виноват. Это все способствует тому, что информация лучше распространяется. Конечно, немаловажную роль сыграла личность Сталика, который начал раскапывать и про нее писать, потому что Сталик в сети пользуется такой неоднозначной репутацией. У него много хейтеров, он всегда довольно резко пишет, любое упоминание его имени вызывает бурю эмоций у многих пользователей, кто уже успел с ним до этого войти в конфликт. То, что именно он эту тему подавал и заводил, может быть даже правильно».

Варламов ранее открыто встал на сторону Сталика и Махсона. Сергей Доля, которого Ханкишиев в числе прочих обвинил в продажности, в своем ЖЖ написал, что о 62-й больнице вообще не высказывался. На вопросы «СТМ/24» Доля отвечать отказался. Связаться со Сталиком Ханкишиевым редакции не удалось.

Антон Носик считает, что никаких двух лагерей блогеров вообще нет.

Антон Носик:

Закупочные цены. Вы видели какой-нибудь аргумент, что они не правильно приведены господином Махсоном? Не надо мне говорить про две точки зрения. Не надо блогеров либо на одну, либо на другую. Есть одна сторона, на которой стоят все благотворители России, которые собирают деньги на закупку этих лекарств. И есть пиар-бюджет, на который нам отвечают: «Вы все врете!»

Если внимательно почитать посты некоторых активных участников дискуссии, закрадывается мысль, что в этом споре они участвуют не потому, что отстаивают интересы больницы или столичных властей, а только для того, чтобы поднять свой рейтинг в ЖЖ. Но эта мысль наталкивается на вопрос, неужели место в топе ЖЖ еще можно как-то очень уж удачно монетизировать? Ответить на этот вопрос могли бы разве что сами блогеры, но они же и не могут на него ответить. По крайней мере, так, чтобы все сразу поверили.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU

e-Commerce Partners Network

Подключение к яндекс такси
0

Что еще почитать: