Пенсионная система России зашла в тупик

0

Печать

Чего мы вправе ждать от государства? Того, чего сами добиться не можем. Прежде всего — поддержки в старости, которая наступит для всех. Получаем ли искомое? По «ящику» рекламируется образ «пенсионера-спортсмена», заколачивающего сверху мяч в баскетбольное кольцо, или «пенсионера-семьянина», центра притяжения всех своих близких. Однако на деле пожилой человек, оставшийся перед лицом все ширящегося круга проблем с единственной защитой в виде государственной страховой пенсии, представляет собой довольно жалкое зрелище. Что остается? Надеяться прежде всего на себя, своевременно формировать собственный пенсионный фонд. Или рассчитывать на поддержку детей. Или умирать на рабочем месте. Государственной поддержки на достойную старость пока явно не хватит.

Пенсионная система России зашла в тупик

Пенсионная система России зашла в тупик

Сколько предлагает государство?

В федеральном бюджете на следующую трехлетку предусматривается индексация пенсий, правда, исключительно для неработающих пенсионеров. Так, в 2018 году пенсии будут проиндексированы на 3,7%, что даже выше показателей официальной инфляции за текущий год (по крайней мере, по состоянию на октябрь). Согласно бюджету Пенсионного фонда России (ПФР), средний размер пенсии в следующем году будет увеличен до 14 329 рублей, а в 2020 году этот показатель составит порядка 15 500 рублей.

То, что пенсии будут проиндексированы, — это, конечно, хорошо. Но приведенные цифры необходимо «взвесить». Во-первых, по мнению Счетной палаты, положение пенсионеров продолжает ухудшаться. Хотя страховые пенсии проиндексируют с 1 января 2018 года на 3,7%, а 1 февраля 2019-го и 2020 года — на 4%, в реальном выражении за три года пенсии сократятся на 1,6%. Даже в 2020 году реальная пенсия (скорректированная на инфляцию с обязательными выплатами — «СТМ/24») не только не вырастет, но и будет на 5,7% ниже, чем в докризисном 2013 году, прогнозируют в РАНХиГС и Институте Гайдара.

Во-вторых, когда мы говорим об инфляции, надо учитывать, что есть официальная статистика, которую ведет Росстат и которая основывается на неком наборе небрендированных товаров: цены на них и отслеживаются. Но есть и обычная «магазинная» статистика, с которой каждый из нас сталкивается, расплачиваясь на кассе. Соответственно, есть собственно пенсионная статистика цен, как есть и особый прожиточный минимум пенсионера, составляющий 9 тысяч рублей в месяц. Так вот, пенсионная инфляция выше официальной, потому что такие необходимые в первую очередь пенсионерам товары, как продукты питания и лекарства, дорожают существенно, опережая средние показатели официальной статистики и, соответственно, предлагаемой индексации.

В-третьих, увеличивается разрыв в уровне жизни между работающими и пенсионерами. Размер страховой пенсии сократится относительно средней зарплаты в стране с 34,6% в 2016 году до 30,4% в 2020-м. Это значит, главный намечаемый тренд для пенсионера — не к лучшему качеству жизни, а наоборот — скатывание в нишу «униженных и оскорбленных» своим уровнем жизни, что ведет к растущему социальному расслоению и чревато нарастанием протестных настроений.

Пенсионный тупик…

Пенсионная система в тупике. Реформаторы так и не сумели найти баланс между устойчивостью этой системы как таковой и прокладыванием пути к улучшению качества жизни пенсионера. Примерно в течение 10 лет российская пенсионная система шла по пути развития накопительных пенсий, то есть перекладывания ответственности за пенсионное обеспечение с государства на граждан, которые сами получали возможность распоряжаться накопительной частью своих пенсионных средств за счет инвестиций в негосударственные пенсионные фонды. Как считают некоторые сторонники накопительной системы, нам не хватило нескольких лет до того, чтобы эта система смогла доказать свою эффективность.

Так это или нет, но три года назад пенсионные накопления были заморожены. Точнее, накопления пошли в общий котел. Вялотекущий экономический кризис при отсутствии достаточных резервов в виде Фонда национального благосостояния, так как динамика цен на нефть не обещала и не обещает его пополнения, обусловил политический выбор в пользу сокращения дефицита ПФР и соответствующих трансфертов из бюджета за счет пенсионных накоплений. Согласно расчетам Минфина, к 2020 году запланировано сократить бюджетные трансферты в ПФР с нынешних 3,8 трлн руб. до 3,4 трлн рублей, то есть на 400 млрд рублей. Но сокращение дефицита — это еще не решение проблемы. Нынешняя ситуация с пенсиями возвращает в повестку дня пенсионную реформу. Какую на сей раз?

Новые старые работники…

Российское общество постепенно привыкает к перспективе грядущего повышения пенсионного возраста. Сама ситуация не оставляет другого выбора. Россия находится в демографической яме, когда на 100 работников приходится около 50 неработающих. В дальнейшем этот разрыв будет только усугубляться, в 2020-х будет 75, а к 30–м годам уже, возможно, 90 на 100 работающих. Судя по опросам социологов ВШЭ, 14% граждан полагают, что повышение пенсионного возраста лучше, чем ограничение выплат работающим пенсионерам, а 21% уверены, что пенсионный возраст должен быть выше, чем сейчас.

Есть надежда, что повышать пенсионный возраст в России будут не по-польски — одним рывком, а по-белорусски — по полгода за год. По оптимистическим расчетам Центра стратегических разработок, если поступать именно таким образом (шагом полгода в год с 2019 года) и повысить пенсионный возраст до 65 лет для мужчин и 63 для женщин, то можно добиться увеличения пенсионных выплат на 30% в течение шести лет. Кроме того, это позволит к 2035 году защитить бюджет от серьезных проблем.

Но повысить пенсионный возраст — еще не значит обеспечить занятость новых старых работников. Их трудовой вклад и опыт нельзя недооценивать. Есть подсчеты Английского общества защиты прав пожилых граждан: в Британии госзатраты на систему соцзащиты пенсионеров (все, кто старше 65 лет) на 44 млрд фунтов стерлингов в год меньше, чем доход, который приносят эти люди. Россия, конечно, не Великобритания, но пример впечатляющий.

А вот отечественные будни: по отчетам крупных кадровых агентств, люди сталкиваются с явной возрастной дискриминацией на рынке труда с 45 лет. Во всяком случае, при помощи этих самых агентств смогли трудоустроиться только 3% подавших заявки в возрасте старше 45 лет.

Это значит, что если государство просто ограничится повышением пенсионного возраста, не найдя инструментов стимулирования работодателей для привлечения к труду на постоянной основе лиц старшего возраста, то острота социальных проблем, с которыми сталкиваются наши пожилые сограждане (например, платного и бесплатного здравоохранения), только возрастет.

Пока в России повышение пенсионного возраста, как и все непопулярные шаги, откладывается на период после президентских выборов в 2018 году. Но некие эрзацмеры всплывают на поверхность общественного обсуждения. Именно так многие интерпретируют появившуюся на днях информацию об увеличении трудового стажа, необходимого для получения пенсии.

Сейчас для начисления страховой пенсии достаточно 8 лет, к 2025 году этот показатель будет повышен до 15 лет. А в СССР для назначения пенсии мужчина должен был отработать 25 лет, женщина — 20. Но это вовсе не означало, что на пенсию выходили в 45 лет, набрав необходимый стаж, то есть с точки зрения сохранения на производстве большего количества людей эта мера решающего значения не имеет. Единственное, на что она может повлиять, — это на количество занятых в теневом секторе.

Индивидуалисты-капиталисты…

Демографические проблемы, которые переживает Россия, свойственны большинству развитых стран, где сегодня активно развиваются проекты по созданию добровольного пенсионного капитала. К примеру, такой механизм уже внедрен в Новой Зеландии под названием QiwiSaver и внедряется в Великобритании (NEST). Там прекрасно понимают, что без развитого накопительного элемента нормальной пенсии у сегодняшних работников не будет.

У России есть шанс догнать развитые государства за счет системы индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Эта система должна заменить накопительную часть пенсий, взносы в которую заморожены с 2014 года. Отчислять деньги на ИПК будет сам работник из своей зарплаты, выбирая ставку от 0 до 6%. Если он не сделает выбор, ставка с 0% будет ежегодно расти на 1 процентный пункт. Идея пока отправлена на доработку, поскольку, по оценке Минтруда, она ухудшит положение людей с низкими доходами. Однако, по мнению руководителя Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, предлагаемый механизм будет одобрен в 2018 году — очевидно, после президентских выборов.

Таким образом, в российской пенсионной системе все-таки будет восстановлен накопительный элемент. И не менее важный вывод: государство не может сейчас и не сможет потом обеспечить пенсионерам достойный доход, но оно должно создать благоприятные условия для того, чтобы мы сами могли активно влиять на формирование своих пенсий.

Экспертное мнение…

Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента «Альпари»:

«В 2018 году для нынешних пенсионеров ничего не изменится, за исключением индексации пенсий по старости неработающим пенсионерам в начале года (примерно на 4%), а также повышения пенсии военным пенсионерам. Зато будущих пенсионеров после президентских выборов могут ждать неприятные сюрпризы. Не исключено, что новое правительство после выборов продавит решение о повышении пенсионного возраста. Особенно если верить слухам, что вырастут аппаратные позиции отстаивающего этот подход Алексея Кудрина. Однако такой непопулярный шаг представляется маловероятным. Более вероятно, что Минфин сократит число категорий граждан, которые имеют право на досрочную пенсию. Возможно, государство вернется к накопительной системе пенсий (которая на период кризиса была заморожена), опираясь на идею, что каждый трудоспособный гражданин обязан заработать себе на пенсию или на прибавку к ней самостоятельно».

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК:

«Решение о механизме реформы пенсионного законодательства, скорее всего, будет отложено до июня будущего года. К тому времени пройдут и президентские выборы, и инаугурация главы государства. Структура изменений пенсионной системы, по-видимому, будет комбинированной. Она будет носить в себе элементы повышения как пенсионного возраста, так и пенсионного стажа. Возможный негативный социальный резонанс от этих новаций будет сглажен очередными обещаниями экономического прогресса, которые продолжит раздавать власть».

Между тем: Польское зеркало…

Показательна эволюция пенсионной системы в Польше. Там с 1999 года делалась ставка на накопительные пенсии. Система накопительного пенсионного компонента достаточно быстро развивалась, в стране появились длинные деньги, Варшава превратилась в достаточно мощный центр фондового рынка. Но грянул кризис 2008 года. В отличие от России польская экономика перенесла его с меньшим падением, но бюджет существенно пострадал. Средств на выплату текущих пенсий стало не хватать, и было принято решение пенсионные накопления в значительной части национализировать.

Но, что принципиально важно, решение оказалось ограниченно годным. Пенсионные проблемы нарастали. Сначала, в 2012 году, в Польше был резко, до 67 лет, повышен пенсионный возраст (для женщин с 60 лет, для мужчин — с 65 лет). Возникло социальное недовольство. Промежуточный итог: в 2017 году пенсионный возраст был снова понижен.

Читайте также: Грустные пенсии России.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU

e-Commerce Partners Network

0

Что еще почитать: