Милонов передумал расстреливать рэперов и геев

0

Печать

Депутат Госдумы отличается от простого смертного не только тем, что получает зарплату, которая в двадцать раз выше средней по стране. Есть и другая привилегия: не нести никакой ответственности за свои слова и действия. В последнее время «наказание за слово» для рядовых граждан было резко ужесточено. За неосторожное высказывание можно попасть в тюрьму сразу по нескольким статьям УК (о противодействии экстремизму, о разжигании розни, о призывах и т.д.). Однако самих депутатов это не касается.

Милонов передумал расстреливать рэперов и геев

Милонов передумал расстреливать рэперов и геев

Депутат Виталий Милонов, к примеру, постоянно призывает кого-то расстрелять, повесить или уничтожить. Вот его эскапады только за последние месяцы.

«Разбудите уже в себе петербургский снобизм! Оксимирона и Гнойного стоило бы расстрелять». Этот публичный призыв к ликвидации двух рэперов за «музыку помоек» попадает под статью 119 УК. Любой гражданин мог бы получить по суду до двух лет лишения свободы за призыв к убийству. Но Милонову можно.

А это уже из радиоэфира: «лесбиянку с гомосеком лучше убить», «их нужно нещадно расстреливать». Призыв к массовому убийству с использованием СМИ — ст. 354 УК, до пяти лет лишения свободы, и ст. 282 УК (разжигание розни к социальной группе) — до двух лет.

Принимая и ужесточая эти законы, законодатели прекрасно понимали: уж они-то за решетку за длинный язык не попадут. Особенно такие, как Милонов, — преданные слуги «Единой России», ни разу не замеченные в оппонировании к власти.

Впрочем, наше законодательство пока еще позволяет рядовому гражданину пожаловаться на депутата его начальству и коллегам. Этим правом и воспользовался в письменном виде Алексей Тимошенко (она же Alexa Tim — «СТМ/24»). И что вы думаете? Аппарат Госдумы письмо официально зарегистрировал, а парламентская комиссия по вопросам депутатской этики его рассмотрела и указала депутату Милонову на недопустимость его высказываний.

Зло, конечно, не наказано, но за него хотя бы пожурили. Казалось бы…

Но нет, как оказалось — даже не пожурили. О том, что вопрос о поведении Милонова как-то разбирался Госдумой, мы узнали не из официальных сообщений думской комиссии, а всего лишь из поста того самого Алексея Тимошенко. Нарядившись в платье из ситца, Alexa Tim написала в Фейсбуке: «Я уже думала, что петицию проигнорировали. Ан нет, и на Милонова таки нашлась управа». Дальше подвешен скан полученного из Госдумы ответа на фирменном бланке. А по сути — обычной отписки.

«Никакого разбирательства не было, никто меня ни о чем не предупреждал, — сказал «МК» Милонов. — Просто существо неопределенного пола написало на меня кляузу, и по закону ему нужно было что-то ответить. Ну и пришлось коллегам извести немного казенной бумаги…»

Руководитель думской комиссии Отари Аршба вообще никак не стал комментировать ситуацию, сославшись на крайнюю занятость.

Зато с Милоновым нам удалось поговорить даже дважды. Приведенная выше цитата — из второго разговора, а первый совершила сотрудница нашей редакции. Не знаем точно, что он ей наговорил, но она была в шоке. И сказала, что изложить на бумаге суть разговора не может, поскольку часть прямой речи попадает под законодательство об экстремизме (а редакцию, в отличие от депутата, за это могут наказать), а другая непереводима с русского устного.

Вот фрагмент второй беседы со скандальным депутатом…

— Вы понимаете, что кто-то из обычных молодых людей (которых вы так защищаете от скверны) может взять с вас пример и тоже перейти к противозаконным призывам? Только его-то за это накажут реальным тюремным сроком…

— Давайте не путать фигуры речи с какими-то другими вещами. Одно дело, если я официально что-то заявляю, а другое — когда излагаю в процессе полемики. Мне часто говорят, что если я депутат, то должен быть никаким, непонятным, не конкретным и скучным. Чтобы сказанные вещи не запоминались. Я это понимаю, но я хочу выражаться по-другому. Расстрел — это всего лишь художественный образ, относитесь к нему как к гротеску, шутке, а не руководству к действию. Жириновский вот уже 30 лет обещает всех расстрелять, и никто не обижается. Мы с ним находимся на разных позициях по ряду нравственных вопросов, но шутим иногда похоже. Я, кстати, как христианин категорически против смертной казни в любых ее проявлениях. Она у нас, между прочим, не запрещена, а только находится под мораторием, а я — за полный запрет. И против химической кастрации, потому что нельзя наносить людям увечья.

— Ценим ваш гуманизм и юмор. Но тогда нужно было Госдуме принимать не драконовские поправки в законы об экстремизме и разжигании, а миролюбивый «Закон о шутках»…

— У каждого своя голова, чтобы понимать, где заканчивается шутка и начинается преступление. Я черты никогда не переступал, о том, что я нарушил закон, мне никто не сказал, кроме извращенца, который написал на меня жалобу. Но если вы так хотите, если это кого-то смущает, то я даю обещание: больше не буду говорить «расстрелять», найду синоним.

Вот такая у нас депутатская логика. Один депутат, чтобы не нарушать принятый им же закон, придумает синоним запрещенному слову. Другой найдет законную замену лоббизму или откату, третий объяснит, что это GR (взаимодействие бизнеса и власти — «СТМ/24»), а не коррупция. И все у них будет сладко.

Лишь бы голосовали послушно, Путина слушали да Кремль не ругали. А все остальное простится…


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU

e-Commerce Partners Network

Подключение к яндекс такси

смотреть фильмы онлайн

0

Что еще почитать:

Госдума намерена проверять брачующихся на способность к деторождению
Курилы отрежут от России без всякой Японии
На квартиру Рынски совершено нападение
Президент Татарстана выступил против правительства РФ
Нас кормят смертельно опасной рыбой
Европарламент одобрил предоставление Украине безвизового режима
Власти Петербурга потребовали вывезти экспонаты из Исаакия к Пасхе
Российские инвалиды пожаловались Путину на издевательства чиновников