Как стать «оборотнем» в России

0

Печать
Сотрудника Следственного Комитета России, старшего лейтенанта Клинникова посадили по нескольким причинам: не пошел на сделку, отказался совершить подлог, ФСБ не захотело упускать «палку» в отчетности, а СК его просто сдал.

Бывший сотрудник СК Клинников

Евгений Клинников вспоминает совещание молодых сотрудников Следственного комитета, которое проводил Бастрыкин в 2010 году. Глава СК учил юных старлеев юстиции относиться к уголовным делам, как к живым — оценивать и документы, и людей, ведь за каждым делом — судьба человека, его близких, его детей, а не только карточки статучета. Говорил, что должны быть наказаны настоящие преступники, а следователь не имеет права ошибиться. Тогда перспективный 23-летний следователь Клинников был благодарен за такие напутствия, которые, — говорит сейчас, — воспринял не как высокопарные декларации, а как естественные, понятные и созвучные ему правила.

Только теперь рассказывает он об этом по таксофону, установленному в рязанской исправительной колонии. Сидит уже четвёртый год, осталось ещё пять, плюс штраф в 18 миллионов рублей за якобы имевшее место вымогательство взятки.

За молодого следователя вступились не только его родственники и друзья, но и коллеги, школьные товарищи и даже учителя, которые звонили и писали письма не только в редакцию, но и всюду, куда только можно. Но все эти усилия не смогли сломать установленный порядок вещей, согласно которому «палка», нарисованная в отчете чекистов о проделанной работе, много прочнее закона и здравого смысла.

Агентура, какая есть.

Весна 2012 года. Клинников работает в Головинском следственном отделе, куда перевёлся из родных Мытищ. Дописывает обвинительное заключение на 1,5 тысячи листов по поводу шести выходцев из Таджикистана, замешанных в похищении и разбоях. А в это время из колонии выходит некий господин Ершов: из своих 30-ти он отсидел 11 — четыре судимости (кража, грабёж, хранение наркотиков и мошенничество). Одурманенный чувством свободы или ещё чем-то, Ершов через три недели после освобождения нападает на полицейского, зачем-то его кусает и рвёт тому форму. Так на столе у Клинникова оказывается очередное задание: провести проверку по факту совершения преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти).

Ершов, пусть и одурманенный свободой, всё же понимает: сейчас по пятой ходке ему вкатят по полной, и решает пойти на сделку. Но не со следователем.

Клинников опрашивает Ершова, который приходит для дачи объяснений, по словам следователя, не в самом адекватном состоянии: тот просит уладить дело «по-хорошему» — жена, ребёнок и всё такое. Но, увы — Клинников работать продолжает. И вскоре к нему без предупреждения опять является Ершов, правда, не один. Его солидный спутник демонстрирует удостоверение оперуполномоченного сотрудника УСБ ГУ МВД по г. Москве. Господин из собственной безопасности корочку отдернул быстро, Клинников успел лишь прочитать, что тот — Сергей Михайлович и капитан.

Капитан излагает цель визита четко: «Ершов отсидел 11 лет, пользуется авторитетом в криминальных кругах, мы его снова поймали на наркотиках и завербовали».

«А от меня, вы что хотите?», — уточняет Клинников. Оказывается — перевести правонарушение в разряд административных и не сажать в СИЗО.

«Сейчас это невозможно — полицейские и свидетели уже дали письменные объяснения», — отвечает Клинников. Визитер предлагает решение сходу: с полицейскими он договорится, объяснения гражданских можно и просто выбросить, а Клинников в итоге напишет рапорт — мол, свидетелей «найти не удалось».

Гости удалились, а Клинников пошел к руководству — больно не хотелось совершать подлог. Начальство решило: постановление о возбуждении уголовного дела по факту насилия над полицейским выносить, но Ершову солгать, заверив, что исход проверки будет благополучным. Руководство понять было можно: главная тактическая задача – отвязаться от ходатая в погонах, а потом возбужденное уголовное дело просто так не закроешь. В принципе, так и вышло. Если не считать за погрешность судьбу самого следователя…

Ведь оппоненты – тоже люди опытные, подстраховались: в УСБ ГУ МВД по г. Москве ушла жалоба по якобы имевшему месту факту вымогательства взятки за невозбуждение уголовного дела. Заявление было передано в ФСБ. И Клинников конечно же не знал, что уже стал не просто следователем, а объектом ОРМ, что Ершов снабжён скрытой видеокамерой и у себя в сумке хранит сверток с 300 тыс. рублями.

Правда, и Ершов с «кураторами» еще не знали, что Клинников уже вынес постановление о возбуждении уголовного дела, о чем есть запись в книге регистрации уголовных дел следственного отдела под своим порядковым номером, и материалы готовы к отправке в прокуратуру. Так что нет и не может быть состава преступления.

Но не пропадать же оперативной разработке.

Зачистка Головнинского СО.

В 2013 году судья Коптевского районного суда Москвы Алёна Коробейщикова приговорила Клинникова к 8,5 года строго режима и штрафу в 18 млн. руб. за вымогательство взятки. Ершов, к слову, все равно был осуждён за нападение на полицейского — совершил ведь особо опасный рецидив при непогашенной судимости. Правда, получил пять лет. Условно.

«Буквально за несколько недель он похудел до неузнаваемости. Я еле сдерживала слезы на судебном заседании о продлении содержания под стражей, каждый из нас старался не показывать ему своих переживаний, а Женя — молодец, он так держался, улыбался вопреки всему и не давал раскиснуть нам», — рассказывает Юля, невеста Евгения Клинникова. Они вместе уже 7 лет. Два года были помолвлены, но расписаться не успели. Сейчас им приходится довольствоваться свиданиями четыре раза в год и письмами.

30-минутная видеозапись, которая впоследствии стала одним из ключевых доказательств, находится в распоряжении нашей редакции:

На ней видно, как Ершов, будучи крайне нервозным и не совсем адекватным, неоднократно пытается уговорить Клинникова передать ему постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а тот семь раз просит его покинуть кабинет. Когда Клинников выходит за охраной, Ершов моментально расстёгивает сумку, достает из нее полиэтиленовый сверток, открывает ящик тумбочки, кладёт туда деньги и пулей выбегает из помещения.

Следствие по делу Клинникова шло год. Столько же длился суд. Всё-таки они не на того напали: ни на сделку со следствием, ни на сделку с совестью Клинников не шёл, выстроил железную линию защиты, разбивал раз за разом позицию обвинения. «То, как шло следствие, выходило за все рамки – и морали, и совести. Его подставили, а само дело дожимали, как могли», — рассказывает бывший коллега Клинникова, выступающий свидетелем по делу.

Все коллеги осуждённого следователя в один голос говорили: это была подставой и провокацией. Сел бы любой из них, кому попалось бы дело Ершова — уж слишком ценным осведомителем тот оказался.

Кстати, никто из коллег Клинникова на прежнем месте больше не работает: им всем обещали проблемы по службе, если не скажут на суде то, что нужно. Они сказали правду: «Клинников взятку не вымогал». Правда, толку от этого не было: судья расценила их показания как данные «из ложного понятия чувства служебной корпоративности и товарищества».

«Мы жертвовали семьями, здоровьем. Мы готовы были полностью отдаваться работе, на которой пропадали сутками. И вот она благодарность. Женя стал жертвой системы», — рассказывает бывший коллега Клинникова Михаил Калинин.

…Все четыре года, что Евгений уже отсидел, он продолжает бороться — и не только за себя: к нему выстроилась месячная очередь из сокамерников за юридическими советами. Всё-таки красный диплом был получен не зря, а отказывать в помощи Клинников не умеет.

Ну-ну. Значит, агент сомнительной ценности, обидки УСБ МВД и «палки» ФСБ оказались важнее.

Даже для Следственного комитета и его председателя, сильного в пафосной риторике, — просто взяли и сдали своего сотрудника.

господин Бастыркин, пафосный глава СК РФ






0

Что еще почитать: