Ильдар Дадин рассказал о пытках в российской тюрьме

0

продать информацию

Подключение к яндекс такси

Печать

Письмо, в котором описываются зверства в карельской колонии №7, активист передал на волю вместе с адвокатом.

То, что произошло с Ильдаром, кажется невозможным: как подобные зверства могут сочетаться с общей гуманизацией и новациями в пенитенциарной системе?

Ильдар Дадин рассказал о пытках в российской тюрьме

«Всего избивали за этот день четыре раза, по 10-12 человек одновременно, ногами. После третьего избиения опустили голову в унитаз прямо в камере», — это строчки из письма активиста Ильдара Дадина, первым осуждённого по статье 212.1 «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». Больше месяца его пытали в карельской колонии № 7, пока он наконец не решился рассказать об этом жене и адвокату.

То, что произошло с Ильдаром, кажется невозможным: как подобные зверства могут сочетаться с общей гуманизацией и новациями в пенитенциарной системе? Но все это подтвердили «СТМ/24» бывшие сотрудники ФСИН и родные отбывающих там наказание осужденных.

Сразу оговоримся, что члены ОНК Москвы не раз видели Ильдара в московском СИЗО №4, общались с ним.

— Человек он абсолютно адекватный, — говорит правозащитник Анна Каретникова. — Он ничего никогда не преувеличивал, спокойно рассказывал, как обстоят дела. И уж если он решил написать такие ужасы, то видимо, все действительно так и есть.

«Настя! — начинает свое письмо жене Ильдар. — Если решишь опубликовать информацию о происходящем со мной, то попробуй распространить ее как можно более широко. Это увеличит шансы на то, что я останусь жив. Знай, что в колонии ИК-7 действует целая мафия, в которой участвует вся администрация учреждения: начальник колонии майор внутренней службы Коссиев Сергей Леонидович и абсолютное большинство сотрудников колонии, включая врачей.

С самого прибытия в колонию 10 сентября 2016 года у меня сразу отобрали практически все вещи и подкинули два лезвия, а затем при обыске «нашли» их. Здесь это повсеместная практика — применяется для того, чтобы обязательно посадить вновь прибывших в ШИЗО, чтобы они сразу поняли, в какой ад попали…

11 сентября 2016 года ко мне пришел начальник колонии Коссиев с тремя сотрудниками. Они вместе начали меня избивать…

12 сентября 2016 года пришли сотрудники, сковали мне руки за спиной и подвесили за наручники. Такое подвешивание причиняет страшную боль в запястьях, кроме того, выкручиваются локтевые суставы и чувствуешь дикую боль в спине. Так я висел полчаса. Потом сняли с меня трусы и сказали, что сейчас приведут другого заключенного и он меня изнасилует, если я не соглашусь прекратить голодовку. После этого — привели к Коссиеву в его кабинет, где он в присутствии других сотрудников сказал: «Тебя еще мало били. Если я отдам распоряжение сотрудникам, тебя будут избивать гораздо сильнее. Попробуешь пожаловаться — тебя убьют и закопают за забором». Потом избивали регулярно, по несколько раз в день».

Супруга Ильдара рассказывает, как письмо попало к ней:

— В колонии информационная блокада, так что Ильдар не мог писать. Он надиктовал все своему адвокату, как только тот пришел. Ильдар очень сильный и если он такое рассказывает, то все обстоит еще хуже. Мне безумно страшно! Я не знаю, что делать. Ильдар говорит, что нужно срочно изъять видеозаписи с камер наблюдения, которые бы доказали бы и пытки, и избиения. Но на то, что они сохранились, остается все меньше и меньше шансов. Еще он передал, что если его снова подвергнут пытками и изнасилуют, то вряд ли он продержится больше недели. Помогите нам!

-Я сталкивался с сотрудниками ИК-7 и был в шоке, — рассказывает бывший сотрудник УФСИН по республике Карелия Руслан Юхимук-Милославский. — Кого брали туда на работу? Эти люди не могли даже двух слов сказать. Помню, один пропал на 5 дней, запил, так его потом «поругали», но не выгнали. Это потому что работать некому, некомплект большой. Из ИК-7 часто в больницу ЛПУ-2 привозили осужденных то с отбитой селезенкой, то с черепно-мозговой травмой. Там было поставлено это на поток, именно на кулаке все держалось, и по другому не работали. В основном бил «актив» (осужденные, сотрудничающие с администрацией — «СТМ/24»). Или «актив» били, такое тоже было.

Родственники осужденных, которые сейчас отбывают наказание в колонии №7, рассказывают, как изменились их близкие даже за короткий срок.

— Мой сын даже на свидании боится что-то рассказывать, — говорит Екатерина Сергеевна. — Но я видела синяки на его теле. По глазам вижу, как ему плохо. Однажды он даже заплакал, но так и не признался в чем дело. В этой колонии происходит что-то страшное.


УКАЖИТЕ ВАШ EMAIL:

Оформите подписку на ежедневные новости от STMedia24.RU

e-Commerce Partners Network

смотреть фильмы онлайн

0

Что еще почитать: